«Я пришла к Будде за просветлением и убежищем». Необычная судьба латышки Аниты

20.08.2020   22:33    132


Фото: Фейсбук Anita Wang

Неисповедимы пути любви в нашем мире. Латышка Анита встретила китайца Ханга в Цюрихе. Казалось бы, трудно себе представить более разных по жизненному опыту и личностному складу людей, но наша гармония с любимым — это нечто большее, чем сходство судьбы и привычек.

Источник: zen.yandex.ru

Рассказ Аниты:

Мы с родителями, младшим братом и сестренкой жили в Риге, в Межапарке. Семья наша была очень бедна. Мы не всегда ели досыта. Отец никогда не делал ничего такого, что шло бы вразрез с его личными представлениями «о честности». А они были очень суровыми, нестандартными и сильно ограничивали его возможность зарабатывать. Нам часто не хватало необходимого. К счастью, нас очень выручал большой сад. Мы ухаживали за деревьями, собирали урожай и часть его продавали.

Родители, особенно мама, относились ко мне с холодком. Я ощущала себя в семье чужой, лишней, сильно из-за этого переживала, но привыкла скрывать свои чувства, чтобы никого не раздражать. И старалась изо всех сил быть хорошей, чтобы родители меня любили и гордились мной. Училась я на отлично, но школа в нашем районе была ужасная, и над моей старательностью ученики издевались. Меня дразнили зубрилкой, я чувствовала себя такой же одинокой, как и дома, но не сдавалась и не шла на поводу у тех, кто делал погоду в классе. Я рано научилась быть «не как все».

Лето я проводила в деревне, у сестры моей бабушки. Совершенно уникальная, невероятная женщина. В юности, во время войны, она участвовала в подполье, прошла через Рижскую центральную тюрьму и Саласпилсский лагерь смерти. И там всех поддерживала и не сломалась. Она научила меня сдерживаться, владеть собой и не выбирать легкие пути: все они, как правило, ведут вниз. Я привыкла делать то, что нужно, а не то, что хочется или нравится. И в трудные минуты думала: «Тетя выжила — и я тоже справлюсь». Благодаря тете я стала очень сильной. Ведь жизнь — суровая штука.

Когда мне было семнадцать, в нашей семье появилась моя самая младшая сестренка. Тогда я узнала, что моя мама мне – не родная, и я — дочь отца от другой женщины. Вы удивитесь, но я испытала облегчение. Все сразу встало на свои места. Я поняла, отчего меня любили меньше: я вовсе не плохая, я — чужая. Женщины имеют тенденцию больше заботиться о своих родных детях, чем о детях мужа от предыдущего брака. Я приняла решение не ворошить прошлое, ни с кем ничего не обсуждать и никого не искать. И в восемнадцать, сразу после окончания Рижской английской гимназии, я собрала чемодан и ушла из дома: руки есть, голова тоже — что еще надо для самостоятельной жизни? И никто меня не удерживал.

Поступила в университет на факультет психологии. Преподавала детям английский и получала небольшую стипендию. Жила у разных знакомых, старалась быть всем полезной, никого не тяготить, вовремя перебираться под новый кров, никому не надоедать. И отчаянно искала людей, которые могли бы меня понять. Отец когда-то интересовался реинкарнацией и восточными знаниями, а потом принял католичество. Однажды в детстве я увидела католических монахов и монахинь и поразилась: они выглядели такими счастливыми! Все время улыбались и рассказывали мне о Боге, и возле них я впервые ощутила присутствие любви – оказывается, Бог любит меня! Воспоминание об этом самом прекрасном переживании детства привело меня на собрание религиозной группы с учителем из Индии. Мне очень хотелось проникнуться каким-то божественным учением, чтобы излучать такой же свет, как те монахини, и поминутно ощущать божественную любовь. И группа меня приняла.

Это интересно:  Болеем третью неделю. Пропустили ВПР, три недели учёбы. А анализ на ковид даже не предложили.

Я пришла к Будде «за просветлением и убежищем». Но буддисткой себя назвать не могу — я не принадлежу ни к одной из религий. Но принимаю все.

В девятнадцать лет я жаждала любви. Когда оглядываюсь назад, понимаю, что ненасытная жажда любви – это страшно. Ты соглашаешься на то, что для тебя неприемлемо, закрыв глаза, стиснув зубы, лишь бы тебя любили, хоть чуть-чуть. Ради Господней любви ты готова на все. Вегетарианство, целибат, йога, многочасовые собрания и медитации – я принимала все.

Это интересно:  Болеем третью неделю. Пропустили ВПР, три недели учёбы. А анализ на ковид даже не предложили.

Наша группа стала для меня чем-то большим, чем семья, — моим убежищем, в котором я чувствовал себя любимой, нужной и важной. Я наконец-то получила то, что искала с детства. Вся моя жизнь стала вращаться вокруг этой организации. Не скрою, мне льстила мысль о том, что я стала чище душой и телом, чем остальные. Я так устала чувствовать, что я хуже других…

В 23 года я поехала работать няней в Цюрих. На слух выучила немецкий. Нашла духовное сообщество, родственное рижскому, приверженцы которого стали моей новой семьей. Они помогли мне сменить работу, я продолжила учебу в университете. Прошла курс для преподавателей хатха-йоги и детской йоги в Германии, получила диплом. В 31 год сняла небольшое помещение и открыла свою школу йоги. И с облегчением перевела дух. Наконец-то я полностью себя обеспечивала, жила, как считала нужным, и не думала про завтрашний день. Почти пять лет я чувствовала себя вполне счастливой: медитация, музыка, прекрасная природа, путешествия, любимая работа, общение с гуру и с друзьями из моей группы.

Это интересно:  Как развить в себе "яснослышание"

Ни с кем из мужчин все это время я не встречалась и хранила девственность – этого требовали правила моей духовной группы. И, конечно, в моей семье было то, что заставило меня выбрать именно такую жизнь и никак не позволяло мне стать женщиной. В меня влюблялись, но я не разрешала себе отвечать на чужое чувство. Мужчины догадывались, что я — не такая как все. Я чувствовала их недоумение, и меня такое состояние начинало тяготить.. Во мне пробуждалось нечто незнакомое, но живое и настойчивое, волнующее кровь. Любовь к Богу больше не могла заполнить мою жизнь. «Как я могу быть хорошей, если у меня проснулись такие ужасные инстинкты?!» — в тревоге думала я. И боролась со своими желаниями, то есть – с собою.

С осени 2010 года со мной стало твориться неладное, я все время попадала в аварии, падала, ушибалась, а последний случай, когда меня сбили с велосипеда, едва не стоил мне жизни. Я понимала, что цепь неприятностей имеет свой смысл, но не понимала, какой. Во мне зрело ощущение перемен, но я боялась что-то менять. Подруга познакомила меня с доктором Хангом. Она пригласила его в Европу преподавать цигун и вести курс семинаров. Я записалась на цигун. Эта перемена выглядела маленькой и безобидной, как котенок. Я не знала, какой большой тигр из нее вырастет! И пришла на семинар Ханга.









загрузка...











Adblock
detector