Главная Лента Новостей Контакты Реклама Rss Лента

Война лотерей: Кому достанутся миллиарды азартных украинцев

16 января 2018 г.   11:07    категория: Аналитика

353

Рынок лотерей готовится к переменам.

Есть, по крайней мере, один неопровержимый факт, указывающий на это — в этом году государство хочет получить 1,9 млрд. гривен доходов от лотерейной деятельности. Об этом свидетельствует новая строка в бюджете на 2018 год.

Для этого, правда, необходимо в ближайшее время утвердить лицензионные требования для операторов лотерей, что правительство не может сделать уже семь месяцев.

Однако часть участников рынка уверена, что в нынешнем виде проект Кабмина передает рынок в руки депутатов из «Блока Петра Порошенко» и государственных банков. Так ли это?

Полететь на Марс или легализовать лотереи

Намерения изменить правила на рынке лотерей всегда шли в комплексе с попытками детенизировать рынок азартных игр, который, как известно, был запрещен в 2009 году.

Дискуссия о легализации игорного бизнеса продолжается уже не первый год. В парламенте было зарегистрировано немало законопроектов — как депутатских, так и правительственных. Но ни один не был принят.

Впрочем, тема лотерей всегда выносилось «за скобки». Есть несколько причин. Первая — это сильное политическое «лотерейном» лобби на уровне парламента. Вторая — закон о запрете игорного бизнеса не относит к азартным играм организацию и проведение лотерей.

В законодательных инициативах касательно легализации игорного бизнеса речь шла об изменении правил для всех: букмекеров, казино и лотерей в том числе. Основание — под лотереями маскируются азартные игры. Многие так называемые лотереи несут в себе функции игорных заведений: они часто предлагают спортивные букмекерские ставки, игру на автоматах и сами лотереи.

Кабмин Владимира Гройсмана также видит всех в одной корзине. Так, в мае 2016 правительство зарегистрировало проект закона о детенизации рынка азартных игр, который классифицирует лотереи как азартные игры и возобновляет регулирование всех трех видов игорной индустрии.

Этот законопроект «завис» в парламенте, как и другие.

Кто есть кто

На лотерейном рынке сейчас есть три основных игрока.

ООО «Патриот» было создано в 1997 году на базе советского лотерейного оператора Добровольного общества содействия армии, авиации и флота — ДОСААФ. Моментальные лотереи «Патриота» отличаются яркими названиями: «Козырная масть», «Честная Игра», «Азарт», «Фарт» и так далее.

100% акций «Патриота» принадлежат кипрской Cehriba Investments Limited. Эта компания входила в инвестиционный холдинг Finstar российского миллиардера Олега Бойко.

В сентябре 2015 владелец изменился — после введения санкций против «Патриота» за связи компании с РФ, Бойко заменил украинский банкир, бывший председатель правления «Ощадбанка» Александр Морозов.

«Предыдущий акционер подписал соглашение о продаже 100% доли материнской компании» Патриот «, которой принадлежит почти 100% акций общества», — сообщили в компании.

Теперь Морозов уверяет, что именно он является единственным конечным владельцем почти 100% акций оператора лотерей.

В целом у «Патриота» сейчас не лучшие времена — компания не активна и продает только мгновенные лотереи.

Другой игрок — ООО «М.С.Л.» — был основан на базе государственной корпорации «Молодьспортлото» в 1998 году. Среди популярных лотерей оператора — «Лото-Забава», «Экспресс-лото», «Спортпрогноз», «КТО ТАМ».

«М.С.Л.» контролируется генеральным директором Георгием Ложенко и его бизнес партнером — киприотом Маркосом Шиапанис. Ранее СМИ писали о том, что Ложенко — один из самых влиятельных людей в области. Якобы, именно он лоббирует интересы всех трех лотерейных операторов во всех правительствах с конца 90-х годов.

Также, по информации одного из собеседников на рынке и источника, близкого к «М.С.Л.», непублично имеет долю в компании нардеп, председатель группы «Возрождение» Виталий Хомутынник. Тесть нардепа — Виктор Сопельник — ранее был вице-президентом «М.С.Л.».

Согласно реестру, наибольшая доля в уставном фонде М.С.Л. принадлежит кипрской компании Evolot limited, конечным бенефициаром которой является Шиапанис. Последний действительно киприот, но начинал свой бизнес в России, хотя еще в советские времена. В прессе неоднократно отмечалось, что большинство директоров Evolot limited связаны с российской «Альфа-групп» и с одним из ого основателей — Андреем Косоговым.

Кроме этого, небольшие «почетные» доли (менее одного процента — Ред.) в операторе имеют два украинца: вице-президент «М.С.Л.» Иван Зализняк и президент юридической компании Jurimex Даниил Гетманцев.

Это интересно:  Металлурги экономят средства на привозной кислоте из России и Беларуси. Наши производители – на грани остановки

Третий — крупнейший игрок и лидер рынка — компания «УНЛ». Среди известных лотерей: «Супер Лото», «Кено», «Лото Тройка», «Фаворит Спорт».

Владельцем УНЛ, компании с уставным капиталом в 268 млн гривен, в 2016 году стал украинец Роман Зеньо. Он владеет кипрской компанией Efamiando Holdings. До этого момента компания имела иностранных владельцев.

Ранее журналисты программы «Наши деньги» выяснили, что Зеньо работал тренером велоспорта Тернопольской областной детско-юношеской спортивной школы и никогда не имел бизнеса.

На Зеньо лотерейную фирму записали после того, как в офисе УНЛ представители СБУ провели обыски. Официальная причина — искали нелегальные обменники.

На обыск приехал народный депутат, заместитель председателя фракции БПП — Александр Третьяков. Он и его однопартиец Глеб Загорий (владеет также фармацевтической компанией «Дарница» — Ред.) по данным biz.cеnzor.nеt, являются реальными владельцами «УНЛ».

По словам депутатов из комитета налоговой политики, Третьяков лично воюет за минимальное налогообложение лотерей в стенах Верховной Рады.

Сейчас «УНЛ» занимает чуть больше половины всего рынка. Примерный чистый доход от бизнеса достигает 250 млн грн в месяц.

Неудобно получилось

Главным двигателем изменений на рынке лотерей стали санкции против России. Так, в 2016 году под санкции попали компании «М.С.Л.» и «Патриот».

По словам эксперта по правовым вопросам аналитической группы «Левиафан» Сергея Назаренко, указанные компании продолжали работу в Украине, несмотря на прямое требование СНБО о блокировании их активов и запрет вывода средств за рубеж.

Более того, вскоре тот же самый «М.С.Л.» может вернуться в легальное поле. В руки журналистов попала копия постановления СБУ, в котором говорится о закрытии уголовного производства против «М.С.Л.» — «за отсутствием события уголовного правонарушения».

Что скрывается за этой формулировкой? Компания попала под санкции из-за того, что «создает реальные или потенциальные угрозы национальной безопасности, способствует террористической деятельности и создает препятствия экономическому развитию». Однако, исходя из документа, в ходе следствия СБУ не нашла доказательств причастности или финансирования «М.С.Л.» террористической деятельности.

Вопрос лишь в том, будет ли производство и аргументация СБУ достаточным основанием для вывода компании из-под санкций.

Президентский указ о санкциях отражает экономическую и дипломатическую позицию Украины относительно страны-агрессора и изменять или отменять его из-за лотерей — вряд ли приемлем для президента вариант.

Назаренко говорит, что есть еще процедура обжалования указов президента Высшим административным судом. «М.С.Л.» оспаривает в ВАСУ президентский указ с мая 2016 и пока без результатов.

Возможен еще один вариант. Срок действия санкций — один год и истекает он 28 апреля, после чего президент издает новый указ. В новом документе может не оказаться «М.С.Л».

Изменится ли рынок

От того, как решится вопрос с санкциями против «М.С.Л.», зависит расклад сил на рынке лотерей в будущем.

Дело в том, что срок действия лицензий всех трех лотерейных операторов истек еще в 2013 году. По словам Назаренко, с тех пор они работают, пользуясь юридической лазейкой. То есть, в случае отсутствия нормативно-правовых актов, необходимых для получения новых лицензий, операторы лотерей могут продолжать свою деятельность до получения новых лицензий.

Вместе с тем в мае 2017 года Минфин разработал проект лицензионных требований для участников лотерейного рынка.

В документе отмечается, что получить лицензию может зарегистрированная на территории Украины компания с десятилетним опытом работы именно на украинском рынке. Также она не должна находиться под санкциями. Ограничение касательно 10 лет опыта не распространяется на госбанки.

Такие условия вызвали жесткую критику со стороны АМКУ и части участников рынка.

«Лицензионные условия, предложенные Минфином, во-первых, предусматривают введение абсолютной монополии со стороны УНЛ, которую при этом мастерски камуфлируют разговорами о появлении еще одного игрока — на деле — фейкового, как вариант — государственного Сбербанка», — заявил президент «М.С.Л.» Георгий Ложенко.

По его мнению, на «М.С.Л.» бездоказательно и безосновательно повесили клеймо «российского агрессора». Также Ложенко отмечает, что для лотерейного рынка вообще не предусмотрен контроль движения денег от лотерейной деятельности.

Это интересно:  Как цифровые технологии сделали пищу полезнее

«Есть только какой-то своеобразный контроль над количеством точек продаж. Хотя за одной „дверью“ может продаваться лотерей на миллион, а за другой на 200 тысяч, а налог они заплатят одинаковый», — отмечает он.

Эти условия, говорит Ложенко, только закрепят существующий неконтролируемый хаос, в котором лотерейный рынок находится в тени, а госбюджет теряет миллиарды, перетекающих в карманы заинтересованных лиц.

Кстати, АМКУ также не согласовал проект лицензионных требований. В комитете считают, что условия неконкурентные и закрывают рынок для других участников.

АМКУ против Минфина

Еще с мая Минфин и Антимонопольный комитет не могут договориться о лотереях.

«Минфин не учел наши замечания к проекту», — отмечает государственный уполномоченный АМКУ Агия Загребельская.

Она напоминает о требовании в десять лет опыта работы на рынке. «Это замкнутый круг. Сегодня десять лет работы на рынке имеют три компании — УНЛ, «М.С.Л.» и «Патриот». Последние две под санкциями минимум до 28 апреля этого года и выйти на рынок не могут. Поэтому остается УНЛ, констатирует Загребельская.

«По результатам обсуждений с НБУ и госбанками, вероятность выхода последних на рынок выпуска и проведения лотерей очень низкая. Для них этот рынок непривлекателен. Во-первых, он высокорискованный. Во-вторых, это рынок аддиктивных товаров, которые вызывают привыкание, социальное осуждение и имеют минусовую ценность, а такая деятельность не характерна для банков», — добавляет государственный уполномоченный АМКУ.

Рынки аддиктивных товаров (азартных игр, алкоголя, табака, наркотиков) — это те рынки, для которых государство имеет право выбирать модель, по которой они будут работать. Это может быть модель олигополии, монополии или ограниченной конкуренции.

По ее словам, в международной практике отсутствуют какие-либо положительные примеры работы банков на рынке азартных игр, а Нацбанк, по рекомендации европейских экспертов, сейчас инициирует изменения в законодательство с тем, чтобы исключить из возможных видов банковской деятельности лотерейную.

«Законом у нас предусмотрена модель ограниченной конкуренции. Но если мы смоделируем ситуацию, при которой лицензионные условия Минфина вступят в силу, два оператора останутся под санкциями, а третий по определенным причинам не сможет получить лицензию и соответственно выйти на рынок — то мы не будем иметь ни одного оператора на этом рынке до внесения изменений в законодательство», — говорит Загребельская.

«Это при том, что с момента запрета игорного бизнеса — с 2009 года — спрос на азартные игры, в том числе лотереи, был. Я не знаю ни одного примера, когда государству удалось реализовать полный запрет азартных игр», — отмечает она.

Тем не менее, по словам заместителя министра финансов Сергея Марченко, принципиальных изменений в проект о лицензионных условиях не будет.

По его словам, Минфин против отмены ограничения касательно необходимого опыта работы лицензиатов.

«Мы видим этот рынок как рынок ограниченной конкуренции с тремя-четырьмя участниками. На него не может выйти оператор, который появился сегодня. Требования к опыту работы нужны. Международная компания может купить украинского оператора, если захочет зайти на рынок», — объясняет он.

По словам Марченко, монополии «УНЛ» не будет — лотерейной деятельностью будут заниматься госбанки.

В случае с Минфином существует и другой аспект. Как объясняют собеседники издания в Кабмине, выдать лицензию одному лишь «УНЛ» — это «самому себе прострелить ногу».

«Это политическое убийство. Как это будет выглядеть? Я уже вижу заголовки СМИ о том, что Минфин одобрил монополию „УНЛ“. Выдать одну лицензию — это репутационно худший из вариантов, который может быть», — отмечает собеседник издания.

По словам источника, обсуждается вариант, что лотерейной деятельностью будут заниматься не только Ощадбанк, но и Приват.

Что дальше

В 2018 году Минфин планирует получить 1,9 млрд. грн от платы за лицензии на осуществление лотерейной деятельности. Речь идет о 354,2 млн грн доходов государственного бюджета и 655,5 млн грн доходов местных бюджетов от продажи как минимум двух лицензий, а также ожидаемые налоговые поступления.

Чтобы эти доходы получить, необходимо как можно скорее утвердить лицензионные требования и начать продавать сами лицензии.




Загрузка...





загрузка...










...










...

Аналитика



Новости

...


Наука


Новости Здоровья


Шоу-биз

...

Технологии


Курьезы


Видеоновости

Фоторепортаж


...