В Украине растет уровень рейдерства. Елена Сукманова рассказывает, как защитить бизнес

01.12.2020   08:21    112

Елена, на прошедшем на днях Business Wisdom Summit, где вы были одним из спикеров, большинство своего выступления вы посвятили проблеме рейдерства в Украине и тому, как противостоять этим угрозам. Учитывая то, что эта тема вызвала большой интерес среди участников мероприятия, хотели бы более подробно углубиться в нее. Как бы вы описали ситуацию с рейдерством в Украине сегодня? О чем свидетельствует статистика и есть ли она вообще?

Источник: delo.ua

– Ну, предлагаю начать со статистики. Наверное, одной из самых актуальных по этой теме является статистика OpenDataBot, которая базируется на количестве открытых уголовных производств по фактам, которые могут подпадать по понятие «рейдерство». Сюда можем относить и мошеннические операции с реестрами, и поддельные документы с целью завладения имуществом или корпоративными правами, и несанкционированная смена руководства компании и еще многое другое. Так вот, возвращаясь к статистике, можем назвать такие цифры: в 2017 году уголовных производств по подобным фактам было зарегистрировано около 550, в 2018 году эта цифра чуть-чуть не дотянула до 500, однако в 2019 году она резко подскочила и составила уже 786, а за восемь месяцев 2020 года зарегистрировано уже 606 подобных уголовных производств.

Не стоит забывать о том, что те факты, которые в Украине принято называть рейдерством, не всегда относятся исключительно к уголовному производству. Одна часть этих конфликтов рассматривается непосредственно судами, вторая часть — Коллегией по рассмотрению жалоб в сфере государственной регистрации при Минюсте (так называемой «Антирейдерской комиссией»), ну а третья часть вообще состоит из латентных конфликтов, которые заканчиваются либо отказом пострадавшей компании бороться за свои права, либо компромиссным соглашением между сторонами.

Есть ли какие-то существенные отличия украинского рейдерства от подобных примеров в других странах?

– Я бы сказала, что основное отличие состоит как раз в том, что мы вкладываем в это понятие. Когда в других странах говорят о рейдерстве, обычно можно увидеть недружественные слияния и поглощения, выкуп миноритарных акций или скупку определенных пакетов, «гринмейлинг», сложные юридические конструкции, направленные на приобретение имущества или влияния в компании. В Украине все одновременно проще и грустнее. Подделка документов, кража урожая на полях у фермеров, запугивание бизнесменов, а иногда даже и убийства — в общем, по уровню сложности и виртуозности юридических конструкций при так называемых рейдерских захватах украинскую версию можно еще пока сравнить с Сомалийскими пиратами.

И есть еще одно отличительное украинское качество. К сожалению, в таких захватах и атаках часто принимают участие и государственные органы, и правоохранительная система. В практике иногда мы сталкиваемся, когда такое поведение с их стороны свидетельствует о выполнении определенного заказа (конкурентов, партнеров или просто недоброжелателей).

Но верх особого цинизма — это когда в последующем бизнес оформляется на родственников или связанных лиц руководителей тех же государственных или правоохранительных органов. С таким мы тоже встречались.

Недавно мы проводили большое исследование среди представителей крупного и среднего бизнеса, чтобы понять, какие же угрозы сегодня оцениваются ими как самые актуальные. Так вот, лидером стали незаконные действия государственных и правоохранительных органов, кибератаки, незаконные конкурентные действия, медиа-атаки и рейдерство. Причем, я бы сказала, что признаки рейдерства могут присутствовать во всех элементах этого «блестящего» списка.

Это интересно:  Электроэнергия для населения должна дорожать в 2021 году: как на это отреагирует власть

Вот взять хотя бы медиа-атаки. Они не существуют сами по себе. Они служат инструментом для достижения определенной цели. Очень часто при корпоративных конфликтах, рейдерских атаках мы наблюдаем, как одна из сторон отчаянно пытается первой выбежать на публичную сцену и заявить, что вором является именно ее оппонент. Ну а дальше понеслась цепочка обмена любезностями. Иногда такая медиа-атака направлена на намеренное создание негативного репутационного образа оппонента, чтобы исключить любое желание у кого-либо выступить его союзником в кризисной ситуации.

Реально ли компании заранее предугадать, что она может стать очередной мишенью рейдеров? И можно ли к этому подготовиться или даже предотвратить атаку?

– Предугадать, наверное, нет, мы же все-таки не экстрасенсы. А вот быть к этому всегда готовым — это однозначно да. Для того, чтобы понять, насколько незащищены ваши активы, можно сделать очень простое упражнение. Попросить адвоката (конечно, с соответствующей экспертизой) рассказать, как бы он мог захватить ваши активы, используя, например, подделку документов, «черных» регистраторов, коррупционные связи. Теперь представьте, что это уже случилось, и оцените количество времени и усилий, чтобы вернуть это все обратно.

А вот после этого стоит сделать еще одно упражнение. Попытаться в такой придуманной ситуации пройти еще раз каждый шаг и подумать, как его можно было предотвратить уже сейчас. Это относится не только к юридическим документам, но и к физической безопасности и охране активов, и к мониторингу информационного пространства вокруг вас, и к защите информации. Это то, что мы называем «антирейдерский аудит для клиентов».

Как вы считаете, выполняет ли сегодня государство свои обязательства по противодействию рейдерству?

Это интересно:  Регулятор снизил тарифы поставщиков газа

– Я бы сказала, что государство очень слабо сегодня выполняет свои функции не только по противодействию рейдерству.

К своему ужасу мы наблюдаем абсолютно слабую вертикаль центральной власти, возврат коррупционных схем и хаотичные попытки давления на бизнес. К сожалению, ни бизнес, ни граждане не чувствуют способность государства защитить их. И бизнес, кажется, это понимает наиболее отчетливо.

Именно инстинкт самосохранения заставляет его объединяться, чтобы обеспечить собственную защиту по всем направлениям. Создать свою Крепость. Уже сейчас вместе с профессионалами прожить каждый шаг возможных негативных сценариев и быть уверенным, что сделаны все возможные шаги по их предотвращению. Ну а если кризисная ситуация все-таки случится, точно знать, кто будет рядом и как будут распределены роли для максимально оперативного и правильного реагирования.

Необходимо ли в законодательство вводить понятие «рейдерство» как отдельное нарушение?

– Знаете, это стало уже какой-то старинной украинской традицией (смеется, — Delo.ua). Нам все время кажется, что что-то не так с законодательством. Вопрос не в нем. Вопрос в принципах его исполнения. Вот так и с рейдерством. Я глубоко уверена в том, что и у судов, и у правоохранительных органов достаточно законодательных инструментов для борьбы с этим явлением. Достаточно профессионализма для расследования уголовных дел, достаточно мудрости для принятия законных и взвешенных решений! Вопрос в исполнении…

Это интересно:  "Метинвест" модернизирует доменное производство на ММК Ильича

Есть ли у рейдеров список «любимых» отраслей, которые привлекают их особое внимание? Или, возможно, есть отрасли экономики, представители которых наименее защищены в Украине?

– Я бы не стала выделять именно отрасли или отдельные сферы экономики. Вопрос в привлекательности конкретного актива. Это может быть компания, которая выиграла, например, огромный тендер. Ну вот как не назвать ее лакомым кусочком! А может быть полуразрушенное здание, которое, однако, стоит в центре города и имеет большой потенциал.

Есть ли примеры положительных кейсов, когда компании удалось «отбить» атаку рейдеров. Можете рассказать, как это удалось?

– Конечно! Все умные рассуждения и выводы вторичны, так как они должны формироваться исключительно экспериментальным путем! Практика для нас всегда первична! В этом году мы защитили интересы группы компаний, которые являются крупнейшими производителями органических веществ, используемых в химическом и топливо-энергетическом секторе. Ну тут уж было все… и больше 30 различных судебных споров, и различные проверки от всех возможных государственных органов, и уголовные производства, инициированные обеими сторонами, и даже структурирование сделки по финальному выкупу группы компаний инвестором.

Продолжается наша борьба за «Ашан», которого незаконно лишили 27 га земли под Одессой, предназначенного для строительства торгового центра. Впереди еще длинный путь, но уже сегодня мы можем сказать, что земля вернулась к законному владельцу, а НАБУ рассматривает уголовное дело по фактам незаконной продажи земельных участков по ценам в 10 раз меньше рыночных.

Что бы вы могли посоветовать украинскому бизнесу — как не потерять собственную компанию за одну ночь?

– Во-первых, помнить о том, что в Украине такое может, к сожалению, произойти. Во-вторых, не полениться и уже сейчас получить как минимум два мнения по поводу того, как минимизировать риски сейчас. Ну а в-третьих, не думать об этом постоянно. Поддерживайте в жизни баланс! Развивайте новые идеи, реализовывайте смелые планы и смотрите вперед с оптимизмом!







Adblock
detector