«В Индии я пережил катарсис и понял, как мне жить дальше»

21.08.2020   22:01    130


Photo from Facebook Hang Wang

Начало рассказа

Источник: zen.yandex.ru

Доктор Ханг. Жизнь до встречи с Анитой

Я родился в Северном Вьетнаме, пятым сыном в семье этнических китайцев. В начале 70-х страна воевала. И моя семья отчаянно пыталась выжить в царящем вокруг хаосе. Самое яркое впечатление детства – полная свобода: я могу заниматься чем хочу, потому что всем не до меня. Отец был государственным служащим, мама торговала целебными травами. В то время нельзя было достать никаких лекарств, все они шли в военные госпитали. Старший брат проносил в рюкзаке через границу с Китаем лекарства, которые мы продавали. И все время дрожали от страха, потому что бизнес и частная торговля в коммунистическом Вьетнаме были запрещены законом. В 1976 году умер отец. В 1977-м, в надежде на лучшее будущее, мы всей семьей тайно покинули воюющий Вьетнам и с помощью друзей перебрались в Китай. Там оказалось еще хуже. Нас отправили на сельхозферму. Мы работали на полях от темна до темна за еду.

Это интересно:  Что собой представляет крещение

Старший брат уехал в Гуанчжоу и вызвал нас к себе. В те годы жители Гуанчжоу частенько в складчину покупали моторные лодки и бежали на них в Гонконг. Наша семья отдала все, что у нас было, перевозчикам, и мы последовали этим тайным путем. Вы, наверное, видели в кино такие баркасы, доверху набитые беженцами. Нас устроили в трюме с трехъярусными нарами. Я лежал в тесноте на верхнем ярусе и чувствовал себя щепкой, которую жизнь кидает то сюда, то туда. Мы попали в тяжелые шторма и вместо двух дней носились по морю шесть недель. Пища давно закончилась, подходила к концу вода. Нам невероятно повезло – в открытом море мы встретили рыбацкий траулер из Гонконга. Рыбаки рассказали нам, как добраться до Макао, находившегося неподалеку.

Всех беженцев из коммунистического Китая в Макао временно поселили в тюрьме, под охраной. Нам выдали тюремные робы взамен испорченной морской водой одежды и переправили в Гонконг, в лагерь для перемещенных лиц. Я вышел на улицу – посмотреть город. Один из торговцев окликнул меня: «Ты почему в тюремной форме? Тебя только что выпустили из тюрьмы?» Я страшно возмутился такому предположению, открыл было рот, чтобы все объяснить, и не смог произнести ни слова, столько разных чувств меня переполняло — начиная со стыда. И смиренно сказал: «Да. У меня ничего другого нет». И тогда торговцы из соседних лавок отдали мне свою старую одежду, я переоделся, кое-что захватил для братьев. Через год, в январе 1980-го, нам как беженцам предложили переехать в США.

Это интересно:  Она постигла тайны суфиев, но внезапно погибла

Наконец-то мы смогли жить нормальной жизнью. Старшие братья решили заняться ресторанным бизнесом. Я был намного младше и взялся за учебу. Окончил среднюю школу, поступил в колледж, познакомился с милой девушкой и через год женился. У моих старших братьев уже было по ресторану. Я работал там менеджером, у нас родилось двое детей.

Шли годы. И я почувствовал, что мне нужны перемены. Раньше жизнь меня вела за собою. Теперь я хотел выбирать свой путь сам. Стал играть на бирже – не понравилось. Брокерская карьера тоже меня не привлекала. Взялся за книги по буддизму и даосизму, записался в школу китайского массажа и целительства.

Мы с женой отходили все дальше и друг от друга. Она была моей первой девушкой, временами я считал ее чуть ли не частью себя, и только тот, кто переживал подобное, поймет мою печаль прощания с тем, что когда-то было бесценным, а теперь утекало как песок сквозь пальцы. В 2001 году я один уехал в южную Индию и там пережил катарсис, понял, как буду жить дальше. Через два года мы с женой развелись.

К моменту встречи с Анитой я много путешествовал, везде занимался целительством, преподавал цигун и придерживался идеи свободной любви, в которой никто никому ничего не должен.








загрузка...










Adblock
detector