6 самых необычных и удивительных профессий в истории

14.04.2024 04:23    2491

Они гораздо интереснее, чем те, к которым вы привыкли. Хотя часто связаны с трудностями.

Охотники за мертвецами

Охотники за мертвецами, напуганные ревом осла. Да, это осел, хотя больше похоже на порождение ада. Гравюра 1771 Изображение: Wellcome Library, London

Конечно, эти люди не выслеживали зомби, мы ведь не в фильме ужасов живем. Они исподтишка выкапывали свежие (иногда и не очень) трупы с могил, снимали с них все более-менее ценное, а затем продавали в анатомические кабинеты.




Дело в том, что в Великобритании со времен Генриха VIII хирургам разрешалось эксгумировать не более шести покойников в год и только среди осужденных преступников. Казавшиеся люди, кстати, должны были повисеть, закованные в цепи, на виселице для науки другим. Таков мрачный символизм. Поэтому тела доставались не самым лучшим анатомам, и те в стремлении науки пытались всячески обходить ограничения. Им просто было интересно, что у человека там внутри.



Хирурги нанимали рисковых ребят, которые за скромную плату снабжали их материалом. Особенно широкое распространение эта профессия получила в XVIII–XIX веках, когда медицина стала развиваться быстрее.

Англичане иронически называли кладбищенских угонщиков тел resurrectionists — «воскресителями».

С точки зрения закона воскресители не делали ничего преступного, поскольку трупы никому не принадлежали — в худшем случае можно было на штраф нарваться. А вот близкие умерших были, как правило, недовольны, что кто-то ковыряется в могилах. Родственники пускали в ход самые разные средства, чтобы уберечь покойников от похищения. Одни дежурили возле кладбищ и, застав эксгуматоров за этими занятиями, избивали их. Некоторые даже организовывали патрули с собаками.

Могилы с защитой от воров в церковном дворе в Пертшире, Шотландия. Идеально для зомби-апокалипсиса. Изображение: Judy Willson / Wikimedia Commons

Другие помещали тела перед погребением в укрепленные железной решеткой гробы, которые было трудно раскрыть. Или использовали штуковины, называвшиеся мортсейфами. Их устанавливали на могилу недель на шесть, чтобы труп успел разложиться и стать ненужным для копателей. Особенно такие клетки прижились в Шотландии.

Математик и тополог Уильям Ходж однажды сравнил единбургские кладбища с зоопарками — было очень похоже.

Эпоха охотников за мертвецами прошла в 1828 году в Эдинбурге. Произошло это после серии убийств, организованных Берком и Хейром – парочкой похитителей тел. Когда умерших своей смертью покойников начало не хватать, похитители решили «помогать» соответствующим кандидатам отойти в мир иной быстрее. Таким образом, Берк и Хейр набрали материал как минимум на 16 «экспонатов».

Впоследствии убийства раскрыли. Берка, как организатора, повесили, а его скелет выставили в Анатомическом музее Эдинбургской медицинской школы, где он находится до сих пор. Карма, наверное. А хирургам власти Великобритании наконец-то позволили получать тела для вскрытия более легально.

Камергер стула

В европейской высокой аристократии было принято, чтобы прислуживали им тоже благородные господа, а не какая-нибудь чернь. К примеру, чтобы одевать короля, нужно было быть как минимум бароном. Или на худший конец адмиралом флота. Эта должность называлась гардеробмейстером.

Однако помочь величеству застегнуть штаны или залезть на лошадь – это еще куда ни шло. Придворным приходилось выполнять и более неприятные занятия. К примеру, вытирать монарший зад после воплощения естественных потребностей. Дворянин, удостоенный такой чести, именовался камергером стула (англ. Groom of the King's Close Stool). Эта должность упоминается в исторических источниках с начала Тюдоровского периода (1485 г.).

Последние новости:  Чай или кофе: ученые выбрали лучший утренний напиток

Король не мог позволить, чтобы его во время туалета трогал слуга простолюдин. Иначе монарх мог случайно склониться перед смердом, а это уронило бы честь короны. Здесь требуется помощь человека благородной крови.

Туалет Вильгельма ІІІ. Хэмптон-корт. Изображение: Peter K. Burian / Wikimedia Commons

Работа была ответственной. Кроме прочего, «мастер туалетных дел» подавал величию чашу с водой, чтобы помыть руки, полотенце и отвечал за работу королевского кишечника. Выражалось это в том, что камергер стула следил за диетой короля. Чтобы с этим же стулом было все в порядке.

Камергер стула также служил королю личным секретарем, ведь, как известно, очень часто разумные мысли, которые следовало бы записать, появляются в самый неподходящий момент.

Пост камергера стула существовал до 1901 года. Затем король Эдуард VII, справедливо рассудив, что уже взрослый и может пользоваться туалетной бумагой без посторонней помощи, отменил должность.

Парикмахер

Барберы-хирурги оперируют нарыв на лбу у клиента. И заодно подстригают его. Втроем. Картина, XVII век, возможный автор – Мигель Марч. Изображение: Wellcome Library, London

Скорее всего, при слове барбер (barber surgeon) вы представляете себе татуированного хипстера с бородкой, жонглирующей ножницами и кремами для натирания лысины. Но настоящие средневековые барберы были гораздо более строгими ребятами.

Медицина в те времена была некая, и особую пикантность ситуации придавал тот факт, что врачам, собственно, лечением заниматься фактически было нельзя. Они получали образование в университетах по работам Гиппократа, Галена и Аристотеля, а многие из них к тому же и духовный сан получали. Поэтому дипломированному врачу нельзя было резать людей и вообще каким-то образом испачкать руки кровью.

Вот так ранишь палец, а такой dottore тебя и перевязать не сможет. Прочитает лекцию о связи греха с болезнью и исцелением. Молись – и палец заживает и чума пройдет.

Так что врачи лечили только «внутренние» болезни. К ним относились заболевания желудка, сердца, почек, печени, легких и, конечно, души. А внешние заболевания, то есть переломы, раны, ожоги и прочие неприятности отдали на откуп барберам.

Типичный средневековый цирюльник мог не только подстричь и побрить вас, но еще сделать массаж, вправить вывих, перевязать рану, соединить края кости при переломе и наложить шину, помыть вас в бане, поставить клизму или банки, вытащить застрявший в организме шар. , или другой посторонний предмет и даже вырвать зуб. Могли и концовку гниющую отпилить, и пиявок прилепить, и прижечь что-нибудь. Любой каприз за ваши деньги.

Особенно ответственно барберы относились к кровопусканию. В средневековой Европе застоем крови в организме объяснялось все: от простуды и любовной тоски до наследственных болезней и лихорадки. Следовательно, кровопускание или флеботомию выполняли по поводу и без, просто для профилактики. Это как сейчас витаминку съесть.

Однако поскольку тогда о гигиене люди имели очень невнятное представление, барберы мыли свои инструменты очень редко.

Традиционный «столб парикмахера» символизировал операцию, которую сейчас проводит цирюльник. Столб с красными полосами означал, что парикмахер пускает клиенту кровь, с белыми — рвет зубы или упражняет кости. А синие полосы показывали, что безотлагательные операции завершены и можно спокойно побриться.

Последние новости:  Плохие отношения: три признака, что начальство вас не ценит
Да, вот такая штука. Теперь вы знаете, что она значит. Изображение: Dan Gold / Unsplash

К этому дню у входа в парикмахерские установлена ​​крутящаяся бело-сине-красная палка. Это дань традиции. Правда, современные цирюльники, к сожалению, потеряли навыки: ни зуб вырвать, ни ногу отрезать не могут.

Похоронный клоун

Фрагмент римского барельефа на саркофаге, середина II ст. э. Барельеф изображает этапы жизни умершего: религиозное посвящение, военная служба и свадьба. Изображение: Marie-Lan Nguyen / Wikimedia Commons

Похороны — крайне пасмурное мероприятие. Все плачут, ходят огорченные. В Средние века считали, что это никуда не годится.

Древние римляне считали, что слишком сильно расстраиваться на похоронах нехорошо, ведь это оскорбляет покойного. Неприятно, когда на закате в твою честь все сидят расстроенные. А слить умерших негоже – а вдруг умерший встанет с могилы, да еще будет кусаться по ночам или будет посылать неудачу в любовных делах.

Поэтому вплоть до IV века на римские похороны приглашался специально обученный человек, работавший там клоуном. Он одевал маску, имитирующую черты умершего, подражал его голосу, кривлялся и ободрял скорбных родственников. Не унывайте, мол, все нормально – это я.

Как вы, наверное, уже догадались, отношение римлян к смерти было очень специфическим.

Часто клоун был не один: целая труппа представляла собой веселых покойников. Некоторые даже были удостоены чести изображать умерших императоров, чтобы все было по высшему разряду. Танцевать и веселиться на могилах ничуть не возбранялось.

Похоронные клоуны были очень уважаемыми людьми, и их работа считалась правильной и ответственной. Между прочим, в Чехии она существует до сих пор.

Судебный энтомолог

Описание человеческих костей в трактате Сун Ци в 1247 году. Перепечатка иллюстрации с 1843 года. Кстати, китаец неправильно сосчитал кости: он решил, что их 365, как дней в году, а зубов бывает 24, 28, 32 и 36. Изображение: Ruǎn Qíxīn / Public Domain

В то время как в средневековой Европе виновных в преступлении нередко определяли судебными поединками или «испытаниями веры» (умел удержать в руках раскаленную подкову — оправдан), в Китае реально пытались расследовать преступления. Один из первых известных судмедэкспертов в истории – китаец по имени Сун Ци.

В 1247 году Сун Ци написал работу по судебной медицине «Си юань цзы лу», «Собрание отчетов судьи Суна о снятии несправедливых обвинений», в котором рассказал, как следует расследовать преступления.

К примеру, он объяснил, как можно обнаружить малозаметные царапины от ножевых ранений на костях погибших, накрыв их полупрозрачным желтым зонтиком, понял, почему образуются трупные пятна и как отличить прижизненные раны от посмертных. Также он распознавал признаки отравления мышьяком и другими ядами. В общем, создал настоящий справочник для патологоанатома.

Для сравнения, в Европе о подобном начнут задумываться только с 1602 года, когда итальянец Фортунато Феделе опубликует свой первый трактат по судебному дознанию.

Но подлинным достижением Сун Ци было определение времени смерти по состоянию личинок трупных мух на теле. Историки считают этого китайца прародителем судебной энтомологии. В своих мемуарах Сун Ци описал, как однажды мухи помогли ему расследовать смерть зарезанного крестьянина.

Сун понял по форме ран, жертву убивших серпом для сбора риса, и приказал всем жителям села разложить свои серпы на земле. Замытые следы крови на орудии убийства, невидимые невооруженным взглядом, привлекли внимание мясных мух, и владельцу пришлось сознаться в совершенном.

Последние новости:  15 фильмов, благодаря которым можно путешествовать по миру, не выходя из комнаты

Это первое документированное применение судебной энтомологии. Конечно, находить преступников, используя мух, не каждый догадается.

Европейцы несколько отставали на территории судебной энтомологии. Просто они не считали мух чем-либо значимым. Предполагалось, что насекомые появляются сами собой из фекалий, грязи и других неприятных субстанций.

Только в 1668 году итальянец по имени Франческо Реди догадался это проверить, засунув кусок гнилого мяса в банку и замотав горловину тряпкой. Мухи в банке не образовались, и так Реди опроверг главную к тому времени теорию самозарождения.

А связать жизненный цикл мух и состояние тел убитых людей в Европе смогли только в 1855 году. Это заслуга французского доктора Луи Франсуа Этьен Бержере, родившегося спустя шесть веков после Сун Ци. И в Европе, и в Азии судебная энтомология существует и сейчас.

Мальчик для биения

Эдуард VI, 1547-53 г.г. Принц мог не бояться порки — ее за него получит специально обученный придворный. Портрет работы Ганса Эворта. Изображение: Wikimedia Commons

Вообще-то бить ребенка за его вины не очень хорошо с точки зрения современных психологов и педиатров. Но пять столетий назад никто мнения этих умников не спрашивал, и детей били совсем зря. За небольшим исключением: трогать сыновей монархов было запрещено.

«Лорд – почти то же, что король. Король почти то же, что бог», – Виктор Гюго, «Смеющийся человек»

Считалось, что монархи подотчетны только Богу. Это понятие называлось divine right of kings, то есть божественное право. Так что оттянуть малолетнего принца за уши, если он, скажем, вазу разбил или придворную даму за платье дернул, мог только король или сам Господь Бог. А у них, наверное, были более важные занятия, чем воспитывать какого-нибудь мелкого хулигана.

Поэтому придворным, занимавшимся королевскими детьми, приходилось прибегать к более изобретательным способам воспитания.

С ранних лет к принцам приставляли специального малыша, чаще всего благородной крови (но могли и беспризорного мальчика для этой цели взять, чтобы не жалко было). Он получал должность «мальчика для избиения» (англ. whipping boy; нем. Prügelknabe). Если его высочество плохо себя вело, получал на орехи за него именно Prügelknabe.

Мальчик для избиения и принц росли вместе, были друзьями. Чаще бывало так, что мальчик становился единственным товарищем наследника короля. Итак, когда по вине принца наказывали его лучшего товарища, первый чувствовал стыд и каялся (или нет, если был эгоистическим подлецом).

Дворяне по-настоящему боролись за право сделать своего ребенка профессиональным мальчиком для избиения, поскольку эта должность могла обеспечить огромное влияние во дворе в будущем.

Но справедливости ради стоит сказать, далеко не все королевские потомки имели специально уполномоченное лицо, готовое получать взбучку за их проделки. Того же Людовика XIII часто избивали в детстве за дефекты языка. Однако монарх вырос и даже получил прозвище Справедливый.


vsviti.com.ua