Протесты в Беларуси: в чем заключается подлинная трагедия

19.08.2020   18:20    340

Немного международного контекста и размышлений по Беларуси, дабы разбавить наш триумфально-восторженный мейнстрим.

В эти дни вокруг Беларуси должен сформироваться внешнеполитический фон, контуры будущего международного договорняка, без которого невозможно урегулирование кризиса.

Вчера в Вене во дворце Niederosterreich начался второй раунд переговоров между США и РФ по поводу стратегической безопасности и стабильности при участии огромных делегаций с двух сторон.

Главным вопросом на повестке стоит подписание нового стратегического соглашения СНВ-3 о сокращении ядерного арсенала обоих стран, а также о продлении или переформатировании соглашения START, подписанного ещё в 2011 году между Медведевым и Обамой, срок которого истекает в 2021 году.

Однако интересно то, что данные переговоры могут косвенно затронуть Беларусь, о чём намекали обе стороны ещё до начала переговоров.

Вспыхнувшие после выборов протесты бросили тень на легитимность Лукашенко, и ослабили его власть таким образом, что он стал заложником внешнеполитического международного консенсуса, которого все и ждут.

Это интересно:  Противостояние: что происходит между США и Китаем

В общем-то, такая зависимость за счёт дальнейшей эрозии суверенитета и разбалансировки внутренних социальных взаимоотношений между властью и обществом в Беларуси — это, на мой взгляд, и была первая цель той же РФ ещё накануне выборов, с которой они успешно справились.

А вот по внешним силам у нас пока не густо.

Позиция США, как известно, всё ещё до конца не определена. Заявление госсекретаря М. Помпео на пресс-конференции с Я. Чапутовичем чётко показало желание администрации действовать по принципу «Realpolitik»: насилие осуждаем, выборы вызывают вопросы, но в целом, продолжаем осторожно сотрудничать, дабы не развалить достижения последних полутора лет.

Такие же проблемы с позицией ЕС. Возможно, у ЕС появится шанс вырваться из тупика на внеочередном заседании Европейского совета в среду 19 августа, но это, конечно, другой уровень, нежели совет глав МИД.

Китай обозначил свою позицию чётко и понятно ещё в первые дни протестов — в пользу Лукашенко. Впрочем, с ними главная интрига касается их общей дилемме — готовы ли они вмешиваться много, глубоко и напрямую для защиты своих инвестиций и политических позиций в Беларуси? Ответа, судя по всему, пока что нет даже на уровне китайского истеблишмента.

Это интересно:  Вторая волна накрыла мир. Ждать ли катастрофу

РФ очевидно взяли курс на дальнейшую информационно-медийную и социо-психологическую раскачку, что они делают через многочисленные тг-каналы и СМИ, причём играя на риторике Запада, одалживая их основные тезисы, что весьма забавно и интересно для анализа и изучения.

Однако я бы не сказал, что у них обозначилась конкретная позиция, что делать с Лукашенко. Россия имеет в своём распоряжении больше всех ресурсов, возможностей и организационно-технических инструментов для прямого воздействия на ситуацию в Минске. И все внешние игроки об этом знают.

Соответственно, вопрос сейчас лишь в том, когда и на каких условиях Россия договорится с Западом и Китаем. Переговоры в Вене следует рассматривать как один из элементов этих широких консультаций.

Это интересно:  Жесткие разгоны и санкции. Что ждет Беларусь

Подлинная трагедия ситуации заключается в том, что главными проигравшими будут сами беларусы, которые уже ничего самостоятельно решить не смогут, и Александр Лукашенко, который отчасти сам загнал себя в такую ситуацию, и при любых раскладах будет сильно ослаблен, вынужденный покинуть свой мини-Олимп, в той или иной форме, это уже не важно.

Впрочем, беларуская оппозиция может себе немного помочь, прибавив субъектности в глазах внешних игроков за счёт консолидации доступных им финансовых, политических и интеллектуальных ресурсов для создания единого, мощного центра принятия решений, генерирования дальнейшего видения страны и переговоров с акторами вокруг Беларуси. Тоже самое касается команды Лукашенко.

Если им это удастся, они смогут рассчитывать на своё слово в дальнейших договорняках по Беларуси. Если же нет — повторят судьбу «сирийских революционеров», которые так и не смогли ничего родить за всю войну, чтобы убедить внешних акторов в своей способности стать подлинной альтернативой Башару Асаду.

korrespondent.net









загрузка...











Adblock
detector