Принуждение Вашингтона

06.04.2021   21:20    403

Надежды: реальные или мнимые

Завтра в Вене начинаются переговоры участников Совместного Всеобъемлющего плана по иранской ядерной программе. Британская «Independent» опубликовала статью с заголовком «Иран и мировые державы готовы приветствовать США в ядерной сделке». Я бы категорически возразил такому определению. На самом деле речь идет о принуждении США вернуться и восстановить функционирование СВПД.

Байдена просто вынужден вернуться к сделке, так как она являлась важной частью стратегии его действий под названием «антиТрамп». Всю избирательную кампанию и после нее, хозяин Овального кабинета твердил, что Трамп во всем был неправ и все надо будет повернуть вспять, в том числе и сделку с Ираном.

Однако, еще более мощным побудительным мотивом такого решения был тот факт, что Иран все более «матереет», все больше баллов завоевывает как на Ближнем востоке, так и в мире, а уничтожить его, устроить там второй Ирак не получится. Этот вывод, кстати, весомо обосновывали генералы Пентагона еще при Трампе. За интересы Вашингтона никто не собирается класть головы своих солдат, а уничтожать собственную армию США не намерены. «Израиль, Саудовская Аравия и другие союзники и стратегические партнеры США, — пишет CNN, — находятся в постоянной тревоге в отношении возможности того, что их главный соперник Иран, получит ядерное оружие, сохраняя напряженность в регионе, где американские военные присутствуют и часто вмешиваются».

Во-третьих, Тегеран заставляет Вашингтон предпринимать такие шаги и потому, что, как свидетельствуют эксперты, Иран весьма недалек от создания своих собственных ядерных боеприпасов. Если накануне резкого разрыва с Ираном у Трампа не было никаких оснований для санкций и давления, то есть никаких весомых нарушений Тегераном условий сделки не было, то после начала санкционной политики США Иран начал отходить от условий сделки таких как количество обогащенного урана, которое он может накапливать, и степень чистоты, до которой он может его обогащать. Некоторые эксперты заявляют, что Иран недалек от первой бомбы. Вернувшись к сделке, Вашингтон имеет возможность контролировать ситуацию на иранских ядерных объектах.

Это интересно:  Конец терпения: бедность работающих, протесты бизнеса, забастовки наемных рабочих

В-четвертых, важнейшей стратегической задачей Байдена является налаживание и развитие отношений с Европой. А последняя весьма жестко оппонировала тупой и своевольной политике Трампа в отношении Тегерана. Байден вынужден признать тот факт, что европейцы уверены, что существенных нарушений сделки, о которых твердил Трамп, не было и идти Европе навстречу. В Белом доме хорошо осознают, что у европейских стран есть серьезные интересы в Иране.

Европейцы не только хотят поиметь рынок Ирана, соперничая с Китаем, не только держать в узде исламский режим, в т. ч. по ядерным возможностям, но и не позволить США втянуть себя в новую военную авантюру. Не в последнюю очередь, они хотят любыми способами обуздать миграцию из стран Персидского залива.

Фактором принуждения Вашингтона к возврату к ядерной сделке стали и процессы проникновения на Ближний восток Китая и России. Недавний визит на Ближний восток, причем, прежде всего, в государства – сателлиты Вашингтона, министра иностранных дел РФ Лаврова всерьез озаботили Белый дом и госдепартамент. А заключение стратегической программы сотрудничества Китая с Ираном на 25 лет с огромным объемом инвестиций и вовсе расстроил и разозлил Вашингтон. Получается в критических зонах американских интересов можно обойтись без них?

Это интересно:  Почему все говорят об отставке Юрия Витренко и кто его выбивает из Кабмина

Понимая, что действия Байдена очень похожи на реакцию на принуждение, в Белом доме усиленно используют, а все американские издания вторят, что переговоры будут «непрямыми», как — будто это что-то радикально меняет. «Непрямые переговоры являются признаком того, что администрация Байдена планирует двигаться в противоположном направлении по сравнению с бывшим президентом Дональдом Трампом, который вывел США из знаковой ядерной сделки в 2018 году и давно заявлял, что соглашение с Тегераном является одним из худших, гнилых и «распадающихся», — объясняет Fox News.

Правда, министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф сразу подчеркнул, что никаких встреч между официальными лицами Ирана и США не запланировано. Хотя по мнению иранской стороны, все эти ритуальные приседания со стороны Вашингтона совершенно излишни. «США могут вернуться к соглашению и прекратить нарушать закон точно так же, как они вышли из сделки и наложили незаконные санкции против Ирана», — сказал Аррас Арагчи, иранский переговорщик на саммите.

И поэтому Тегеран теперь, что называется, «выкобенивается». Он требует, чтобы опережающими были действия Вашингтона, а именно предварительное снятие всех несправедливых и надуманных санкций. «В соответствии с неизменным руководством [верховного] лидера Ирана, любые результаты [комиссии по ядерному соглашению], которые основывались бы на идее поэтапного снятия санкций или непрямых переговоров с США, не будут приемлемо», — сказал источник, сообщает сайт Press TV.

Это интересно:  Инсайды «Мотор-Сич»: договориться с Китаем, не потерять $5 млрд, обнулить Кремль

Впрочем, мы сейчас находимся в начало ох какого длинного процесса переговоров с неизвестным результатом. Достаточно вчитаться в обещание ее организаторов. «Эти переговоры будут построены вокруг рабочих групп, которые ЕС собирается сформировать с остальными участниками СВПД [Совместного всеобъемлющего плана действий], включая Иран», — сказал представитель Госдепартамента.

Тем не менее, можно признать, что Тегеран путем многолетних усилий, уговоров и давления все-таки сумел посадить за стол переговоров тех, кто их разрушил и тех, у кого не хватало сил их восстановить. Тяжелейший 2020 год, начавшийся и закончившийся убийствами виднейших деятелей Ирана, ознаменовался крупными социально-экономическим проблемами страны. Направляя значительную часть бюджета на вооруженные силы и военно-технические программы, Тегеран осознавал, что необходим прорыв. Ибо экономика страны потеряла почти 8%, безработица выросла, а у молодежи достигла 25%, инфляция выросла до 35% и т.п. И, кроме того, по Ирану прошелся жестким серпом еще и коронавирус.

2021 или 1400 год по иранскому солнечному календарю вроде бы начинается более оптимистично. И, если путем переговоров, давления, компромиссов и уступок Тегерану удастся снять хотя бы основную часть санкционного бремени, у страны появятся благоприятные перспективы выхода их кризиса.

АЛЕКСАНДР БУЛАВИН
ПОЛИТОЛОГ, КАНДИДАТ ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК, ПОЛИТТЕХНОЛОГ

korrespondent.net








Adblock
detector