Повесили на сте­ну кар­ти­ну — и тем самым подправили свою судьбу

05.08.2020   14:24    200


Тулуз-Лотрек. Источник фото: pinterest.com/pin/560838959831819663/

Как картины мистически влияют на нашу жизнь

Ду­ша кар­ти­ны

Источник: zen.yandex.ru

У лю­бой кар­ти­ны есть своя энер­ге­ти­ка. Ху­до­ж­ник пе­ре­да­ет ей часть сво­ей ду­ши, чув­ст­ва и мы­с­ли. Эмо­ци­о­наль­ное со­сто­я­ние ху­до­ж­ни­ка вли­я­ет на на­ше вос­при­ятие по­лот­на боль­ше, чем его сю­жет.

Од­на­ж­ды мы с под­ру­гой за­шли в кар­тин­ную га­ле­рею. Ми­ла, че­ло­век эк­заль­ти­ро­ван­ный, вдруг за­кри­ча­ла на весь зал: «Ой, ка­кая пре­лесть! Иди сю­да! Смо­т­ри! Я ее бе­ру!» На не­боль­шом по­лот­не – ле­то, бе­рег мо­ря, штиль. Го­лу­бая не­под­ви­ж­ная во­да сли­ва­ет­ся с не­бом, го­ри­зонт та­ет в зо­ло­ти­стом ма­ре­ве. На пе­с­ке ле­жат две лод­ки и ве­с­ла. Вро­де бы мо­ре по­ко­ем ды­шит — но толь­ко у ме­ня от со­зер­ца­ния это­го «по­коя» та­кая то­с­ка на ду­шу лег­ла, что я от кар­ти­ны бы­ст­ро от­вер­ну­лась.

Ми­ла еще ми­ну­ту изу­ча­ла пей­заж, на­хму­ри­лась и ска­за­ла: «И ни­ка­кая не пре­лесть… Стран­но как-то. Вро­де цве­та ра­до­ст­ные, а кар­ти­на уны­лая. Да­же страш­ная. Бе­зыс­ход­ная». Я не знаю, о чем ду­мал ху­до­ж­ник, ко­г­да пи­сал это по­лот­но. Но толь­ко не о хо­ро­шем. Ав­то­ру по­лот­на уда­лось со­вер­шить поч­ти что чу­до — пе­ре­дать ат­мо­сфе­ру без­на­де­ж­но­го, тос­к­ли­во­го ожи­да­ния с по­мо­щью ра­до­ст­ных и свет­лых кра­сок лет­не­го по­луд­ня. Как по­том рас­ска­зал вла­де­лец га­ле­реи, че­рез не­де­лю «Лет­ний пол­день» при­об­ре­ла су­п­ру­же­ская па­ра из Хель­син­ки – флег­ма­ти­ч­ные фин­ны на­зва­ли ее оча­ро­ва­ние «тос­к­ли­во-де­п­рес­сив­ным».

Осо­бен­ность тво­ей ли­ч­но­сти и ду­ша кар­ти­ны мо­гут не сов­па­дать. Изу­ми­тель­ной кра­со­ты по­лот­но Ни­ко­лая Ре­ри­ха, со­з­дан­ное в Ги­ма­ла­ях, «Ро­зо­вые го­ры», у не­ко­то­рых зри­те­лей вы­зы­ва­ет страх – «слов­но под­ни­ма­ешь­ся в воз­дух и те­ря­ешь связь с зе­м­лей», а у ко­го-то – экс­та­ти­че­с­кий вос­торг.

Как ут­вер­жда­ют пси­хо­ло­ги, пер­вые бо­ят­ся сво­их тай­ных же­ла­ний и не ре­ша­ют­ся жить по-сво­ему, вто­рые твер­до зна­ют, че­го хо­тят.

Кар­ти­ны, на­пи­сан­ные ма­с­лом, об­ла­да­ют боль­шей энер­ге­ти­кой, чем ри­сун­ки ак­ва­ре­лью, па­с­те­лью, гу­а­шью, ка­ран­даш­ные на­бро­ски и гра­фи­ка. Ори­ги­наль­ные кар­ти­ны за­ря­же­ны силь­нее, чем ко­пии с по­ло­тен ве­ли­ких ма­с­те­ров.

Пу­ти, ко­то­ры­ми в наш дом при­хо­дят кар­ти­ны

Год на­зад я пу­те­ше­ст­во­ва­ла по Ка­ли­фор­нии. И по наи­тию свер­ну­ла с хай­вея в го­ро­док Ка­ли­сто­га мне по­нра­ви­лась на­зва­ние. Как во вся­ком ува­жа­ю­щем се­бя ка­ли­фор­ний­ском го­род­ке, в Ка­ли­сто­ге бы­ла и кар­тин­ная га­ле­рея. Одна из картин меня за­во­ро­жила. Ее мо­ж­но бы­ло бы на­звать «Порт­рет го­род­ско­го трам­вая в ту­ма­не по­с­ле до­ж­дя».

Я сра­зу пред­ста­ви­ла ее в сво­ей квар­ти­ре, на сте­не у ок­на. Но я не со­би­ра­лась по­ку­пать ху­до­же­ст­вен­ные по­лот­на и по­э­то­му не­сколь­ко ми­нут по­лю­бо­ва­лась ею и уш­ла. И что вы ду­ма­е­те? Я не смог­ла ее за­быть. Ко­г­да-то мне снил­ся сон про по­с­лед­ний но­ч­ной трам­вай, ко­то­рый, как в книж­ках Ма­к­са Фрая, пе­ре­во­зит оди­но­ких и все по­те­ряв­ших в этой жиз­ни лю­дей в иные ми­ры. И я по­ду­ма­ла: ес­ли бы тот трам­вай — по­с­ле на­пря­жен­ной но­ч­ной сме­ны — вы­ехал от­дох­нуть на ут­рен­нюю го­род­скую ули­цу, он бы вы­гля­дел как этот, с кар­ти­ны. Че­рез год я вновь ока­за­лась в Сан-Фран­ци­ско. Вы­кро­и­ла сво­бод­ный день, до­б­ра­лась до Ка­ли­сто­ги, во­р­ва­лась в га­ле­рею… а кар­ти­ны-то и нет! Про­да­ли! Я так рас­стро­и­лась, что мол­ча по­вер­ну­лась и уш­ла в ка­фе, где про­си­де­ла пол­ча­са. А по­том ре­ши­ла вер­нуть­ся и спро­сить, мо­жет быть, этот ху­до­ж­ник на­ри­со­вал еще что-ни­будь по­доб­ное. И вдруг хо­зяй­ка га­ле­реи вы­не­сла мне из за­па­с­ни­ка мою кар­ти­ну, упа­ко­ван­ную и пе­ре­вя­зан­ную лен­той. Ока­зы­ва­ет­ся, ее от­ло­жи­ли по прось­бе по­ку­па­те­ля из дру­го­го го­ро­да, он дол­жен был за ней при­е­хать еще на про­шлой не­де­ле, но не при­е­хал и не по­зво­нил. И мне ее про­да­ли. И те­перь она ви­сит у ме­ня в гос­ти­ной – как род­ная, слов­но все­гда тут бы­ла.

Это интересно:  "Мой опыт медитации"

Этот путь мо­ж­но на­звать ми­с­ти­че­с­ким. Бы­ва­ют пу­ти де­ко­ра­тив­но-пра­к­ти­че­с­кие: хо­чет­ся дом при­ук­ра­сить или ди­зай­нер ве­лел пу­с­тое ме­с­то на сте­не за­пол­нить. Бы­ва­ют фи­нан­со­во-вы­год­ные: на­до день­ги в не­пре­хо­дя­щую цен­ность вло­жить. Но по ка­ко­му бы пу­ти ты ни шла, ес­ли кар­ти­на бу­дет ви­сеть в жи­лом по­ме­ще­нии, бе­ри толь­ко то, на что от­кли­ка­ет­ся твое серд­це.

Ка­ким об­ра­зом кар­ти­ны вли­я­ют на на­шу жизнь

Энер­ге­ти­че­с­кое по­сла­ние кар­ти­ны, ми­нуя наш ра­зум, вхо­дит в под­соз­на­ние и из­ме­ня­ет его, фор­ми­ру­ет на­ше эмо­ци­о­наль­ное со­сто­я­ние и на­стро­е­ние.

Два ви­да кар­тин, ко­то­рые нас при­вле­ка­ют

1. Они нас чем-то до­по­л­ня­ют. Да­ют нам за­щи­ту, ра­дость, по­кой, на­де­ж­ду, си­лу. На них с удо­воль­ст­ви­ем смо­т­рят гос­ти. К ним от­но­сят­ся кар­ти­ны-та­лис­ма­ны, ко­то­рые ох­ра­ня­ют всех, кто жи­вет в до­ме, от дур­но­го гла­за и чу­жой за­ви­с­ти. Обы­ч­но кар­ти­ны-та­лис­ма­ны мы вы­би­ра­ем по наи­тию. Не­ред­ко они до­с­та­ют­ся нам от ро­ди­те­лей, по­рою – со­вер­шая жиз­нен­ный круг.

Ис­кус­ст­во­вед Ви­та Бан­га мно­го лет на­зад по­да­ри­ла сво­ей ма­ме ак­ва­рель с цве­та­ми в сти­ле ар-де­ко. Ак­ва­рель ви­се­ла в спаль­не, а ко­г­да та уш­ла из жиз­ни – вер­ну­лась к Ви­те, со­гре­тая ма­те­рин­ской лю­бо­вью. Бы­ва­ют «на­след­ст­вен­ные» по­лот­на, пе­ре­хо­дя­щие из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние. За де­ся­ти­ле­тия, про­ве­ден­ные в од­ной се­мье, кар­ти­на по­лу­ча­ет по­зи­тив­ную энер­гию всех пре­ды­ду­щих по­ко­ле­ний, ко­то­рые лю­бо­ва­лись ею, и пе­ре­да­ет ее нам — уте­ша­ет и от­во­дит не­при­ят­но­сти.

Это интересно:  Новая жизнь старых и неудачных татуировок

Ба­таль­ные и охот­ни­чьи по­лот­на, жан­ро­вые сцен­ки на те­мы тру­да, изо­б­ра­же­ния хищ­ни­ков про­бу­ж­да­ют в нас здо­ро­вые ин­стин­к­ты — бо­д­рость, це­ле­ус­т­ре­м­лен­ность, аг­рес­сив­ность. Лю­бо­пыт­но, что та­кие кар­ти­ны ча­с­то нра­вят­ся де­тям 5—7 лет – в этом воз­рас­те ре­бе­нок на­чи­на­ет об­щать­ся с дру­ги­ми людь­ми, чув­ст­ву­ет, что ему не хва­та­ет на­по­ра, уме­ния по­сто­ять за се­бя, и чер­па­ет не­до­с­та­ю­щее из кар­ти­ны.

Бо­га­тые ку­д­ря­вой зе­ле­нью пей­за­жи, по­хо­жие на пру­ды и са­ди­ки Ма­не, про­бу­ж­да­ют в нас ра­дость и на­де­ж­ду. Мор­ские ви­ды – это пер­спе­к­ти­ва на­шей жиз­ни, на­ше бу­ду­щее. Они по­рой вы­зы­ва­ют не­удер­жи­мый, до­хо­дя­щий до тош­но­ты страх у то­го, кто тре­во­жен и не уве­рен в се­бе. Осо­бен­но жут­кой ка­жет­ся та­ко­му че­ло­ве­ку кар­ти­на Ай­ва­зов­ско­го «Де­вя­тый вал» — буд­то бы его вот-вот смо­ет во­л­ной.

Порт­ре­ты жи­вот­ных – со­ба­ки, ло­ша­ди, кош­ки — не­пло­хо сни­ма­ют стресс. Мо­гу­чий ле­с­ной бор, как на по­лот­нах рус­ско­го жи­во­пис­ца Шиш­ки­на, де­ла­ет че­ло­ве­ка бо­лее об­щи­тель­ным. Не­ве­се­лые или су­ро­вые пей­за­жи – оди­но­кая со­сна на об­ры­ве, по­лу­раз­ру­шен­ный до­мик в де­рев­не или пе­с­ча­ная пу­с­ты­ня — от­би­ра­ют у нас из­бы­ток энер­гии, га­сят раз­дра­жи­тель­ность, уме­ря­ют вспыль­чи­вость и гне­в­ли­вость.

2. Че­рез них мы мо­жем вы­пле­с­нуть в мир свою де­п­рес­сию, боль, то­с­ку, от­ча­я­ние и гнев. Это – от­ра­же­ние на­ше­го вну­т­рен­не­го ми­ра, ко­то­рое же­ла­тель­но ос­та­вить для сво­его ли­ч­но­го упо­т­реб­ле­ния и для де­мон­ст­ра­ции са­мым бли­з­ким друзь­ям.

Два го­да на­зад моя се­ст­ра пе­ре­жи­ла тя­же­лый раз­вод. И при­вез­ла из ко­ман­ди­ров­ки в Санкт-Пе­тер­бург тво­ре­ние ме­ст­но­го ав­то­ра «Дра­кон, по­жи­ра­ю­щий вре­мя и про­стран­с­т­во и по­ро­ж­да­ю­щий сам се­бя» — чу­до­вищ­ный ги­б­рид Ре­ри­ха, Бо­с­ха и де­ше­вой ил­лю­ст­ра­ции к дам­ско­му ро­ма­ну. И по­ве­си­ла его в спаль­не. Те­перь она на по­л­ном серь­е­зе ут­вер­жда­ет, что «дру­жок с кар­ти­ны» по­мог ей пе­ре­жить са­мый труд­ный пе­ри­од ее жиз­ни.

Ча­с­то нам тре­бу­ет­ся осо­бое жи­во­пи­с­ное про­стран­с­т­во, ку­да мы мог­ли бы от­се­лить сво­их «та­ра­ка­нов» из го­ло­вы – не­на­висть, из­лиш­нюю по­до­з­ри­тель­ность, но­ч­ные кош­ма­ры и на­вяз­чи­вые стра­хи.

В квар­ти­ре ди­ре­к­то­ра круп­ной фир­мы ви­сит не­боль­шая ко­пия кар­ти­ны «Иван Гроз­ный уби­ва­ет сво­его сы­на». Она по­мо­га­ет ему спра­в­лять­ся со вспыш­ка­ми яро­сти – как по­смо­т­рит на нее, так сра­зу пред­ста­вит се­бе по­с­лед­ст­вия сво­ей не­сдер­жан­но­сти и бе­рет се­бя в ру­ки.

Будь ос­то­ро­ж­на!

Не луч­ший вы­бор для до­ма – ку­бизм. Пи­кас­со хо­рош на вы­став­ке, но не в сто­ло­вой. Пси­хо­ло­ги счи­та­ют, что ис­ка­жен­ные фор­мы и раз­де­лен­ные на со­став­ные ча­с­ти пред­ме­ты от­ни­ма­ют у нас энер­гию, так как наш ра­зум все вре­мя пы­та­ет­ся при­ве­с­ти кар­ти­ну в нор­маль­ное, ре­а­ли­сти­ч­ное со­сто­я­ние и сло­жить го­ло­во­лом­ку. На­до об­ла­дать очень па­ра­до­к­саль­ным и ори­ги­наль­ным мыш­ле­ни­ем, что­бы на­сла­ж­дать­ся по­доб­ной иг­рой.

Это интересно:  "Мой опыт медитации"

Аб­ст­ракт­ные по­лот­на с ост­ры­ми уг­ла­ми, ло­ма­ны­ми и пе­ре­кре­щи­ва­ю­щи­ми­ся ли­ни­я­ми ино­гда про­во­ци­ру­ют в се­мье ссо­ры и спо­ры. Они раз­дра­жа­ют кое-ко­го из нас сво­ей не­по­нят­но­стью, вос­при­ни­ма­ют­ся как тре­бу­ю­щая ре­ше­ния за­да­ча, и да­ле­ко не всем уда­ет­ся от­ды­хать на них взо­ром.

Тре­бу­ют ос­то­ро­ж­но­го об­ра­ще­ния тво­ре­ния сюр­ре­а­ли­стов — ко­пии ше­дев­ров Саль­ва­до­ра Да­ли, Ре­не Маг­ри­та и кар­ти­ны их со­в­ре­мен­ных по­с­ле­до­ва­те­лей, на­при­мер Джо­на Гри­цен­ко.

Со­че­та­ние не­со­че­та­е­мо­го, изо­б­ра­жен­ное на сюр­ре­а­ли­сти­че­с­ких по­лот­нах, на­ру­ша­ет ло­ги­че­с­кое мыш­ле­ние, втор­га­ет­ся в во­о­б­ра­же­ние и ино­гда пре­вра­ща­ет жизнь во «встре­чу зон­ти­ка и швей­ной ма­шин­ки на хи­рур­ги­че­с­ком сто­ле». Эта фра­за по­э­та-сим­во­ли­ста ХIХ ве­ка, гра­фа Ло­т­ре­а­мо­на, яв­ля­ет­ся де­ви­зом дви­же­ния сюр­ре­а­ли­стов. Для счи­тан­ных еди­ниц та­кое со­сто­я­ние — мощ­ный сти­мул к твор­че­ст­ву. У всех ос­таль­ных жизнь из-за не­го пре­вра­ща­ет­ся в ха­ос.

Глав­ный бух­гал­тер Зи­на­и­да ук­ра­си­ла свою сто­ло­вую ко­пи­ей ра­бо­ты пред­те­чи сюр­ре­а­лиз­ма Джор­д­жо де Ки­ри­ко. На кар­ти­не ма­с­тер­ски изо­б­ра­же­ны ча­сы без стре­лок. Че­рез пол­го­да Зи­на­и­да ста­ла рас­се­ян­ной и не­со­б­ран­ной, что при ее про­фес­сии не­до­пу­с­ти­мо. Ей при­шлось по­да­рить по­лот­но сво­ей ма­ме, ас­т­ро­ло­гу, ко­то­рая с кар­ти­ной под­ру­жи­лась и ста­ла со­ста­в­лять го­ро­ско­пы вдвое бы­ст­рее.

Че­го не должно быть в гос­ти­ной

Сю­да не ве­ша­ют порт­ре­ты – не всем нра­вит­ся пить ко­фе под про­ни­зы­ва­ю­щим взо­ром чу­жо­го род­ст­вен­ни­ка, сре­д­не­ве­ко­во­го ку­п­ца или ис­то­ри­че­с­ко­го де­я­те­ля.

Че­го не должно быть в спаль­не

Ви­дов зи­мы и позд­ней осе­ни — сим­во­ла увя­да­ния и хо­ло­да. А так­же цве­тов с уны­ло по­ник­ши­ми го­лов­ка­ми, на вся­кий слу­чай – что­бы не сгла­зить тво­е­го парт­не­ра. И ни­ка­ких оди­но­ких ода­ли­сок, что­бы твой парт­нер от те­бя не ушел.

Джор­д­жо де Ки­ри­ко (1888–1978), один из пер­вых сюр­ре­а­ли­стов, не­за­дол­го до Пер­вой ми­ро­вой вой­ны на­пи­сал порт­рет пи­са­те­ля Гий­о­ма Апол­ли­не­ра — с бе­лым кру­гом, по­хо­жим на ми­шень, на ви­с­ке. Че­рез не­сколь­ко ме­ся­цев Апол­ли­не­ра при­зва­ли в ар­мию, на фрон­те его ра­ни­ли в ви­сок, как раз в ту об­ласть, ко­то­рая бы­ла от­ме­че­на на кар­ти­не. По­с­ле де­мо­би­ли­за­ции он ус­т­ро­ил скан­дал де Ки­ри­ко «из-за без­от­вет­ст­вен­но­го от­но­ше­ния к жи­во­пи­си» и был на не­го оби­жен до кон­ца жиз­ни. Умер Апол­ли­нер от по­с­лед­ст­вий ра­не­ния.

Наш кон­суль­тант – Ви­та Бан­га, ис­кус­ст­во­вед










загрузка...










Adblock
detector