Возле польско-белорусской границы нашли три трупа – погранслужба Польши

Почему в Украине хотят закрыть все шахты

01.08.2021   08:20    546

Отказ от добычи угля и закрытие шахт, обещанные нашими властями Европе в рамках зеленого курса Green Deal — на низком старте. Тем более, что его отдельно прописали в соглашении Германии и США по «Северному потоку-2», обещая взамен нам миллиард долларов.


Недавно Кабмин дал добро по первому пилотному проекту так называемой угольной трансформации регионов.

Этот проект, который будет реализовываться при поддержке Германии (она выделит 35 млн евро), охватит два шахтерских региона — Мирноград (Донецкая область) и Червоноград (Львовская область). В ходе «трансформации» шахты должны закрыть, а шахтерским городам «предоставить новые возможности».


В концепции по углю, которую ранее утвердил Кабмин, есть много красочных картинок, как будут «трансформировать» шахтные города. К примеру, им обещают развитие центров «креативной экономики», поддержку малого бизнеса, создание новых, не угольных, производств. Что, якобы, позволит решить вопрос с трудовой занятостью.

Но это — только начало. Всего под трансформацию попадет более 60 населенных пунктов, а большинство шахт в Украине до 2030 года должны закрыть.

Впрочем, как говорит глава независимого профсоюза горняков, народный депутат Михаил Волынец, пока все похоже, скорее, на уничтожение угольной отрасли. При этом, что будет с людьми — непонятно. Ведь далеко не все шахтеры готовы становится предпринимателями или менять профессию.

Есть еще один важный нюанс — что будет с угольными ТЭС.

«Отказаться от тепловой генерации не получится. Ведь чем больше в стране зеленой энергетики, тем больше ТЭС нужно для маневрирования мощностей. Атомные станции для этих целей не подходят. Получается, нужно будет покупать импортный уголь или полностью переводить блоки на газ. Но возьмем текущую ситуацию: уголь на бирже в Роттердаме уже больше 130 долларов за тонну, газ вообще под 450 долларов за тысячу кубов. При этом украинский уголь ТЭС закупают по 800 гривен за тонну. Если перевести тепловую генерацию на дорогие импортные ресурсы, тарифы на электроэнергию просто влетят», — говорит Волынец.

При этом, как отмечает руководитель специальных проектов НТЦ «Психея» Геннадий Рябцев, на украинских шахтах реально выйти на себестоимость угля в 50 долларов за тонну (без госдотаций).

«Правда, сначала нужно навести порядок в отрасли, выбрать самые перспективные шахты и вложить в них порядка 400 млн долларов. Но у нас почему-то выбрали курс на уничтожение добычи», — добавил Рябцев.

Разбирались, как в Украине будут «трансформировать» шахты, и что будет с угольной генерацией и тарифами на электроэнергию без отечественного угля.

Вместо шахт — туризм, технопарки, грибы

В июле Кабмин запустил пилотный проект по трансформации угольных регионов. Начать решили с двух городов — Мирноград (в прошлом Димитров Донецкой области) и Червоноград. Как отметил премьер-министр Денис Шмыгаль, для «зеленого перехода» (на который подписалась Украина — Ред.) важным условием является внедрение справедливой трансформации угольных регионов с одновременным созданием новых возможностей для жителей угольных общин и работников шахт.

Пока стартуют с двух городов, но всего в программе 5 регионов с более чем 60 населенных пунктов, в которых проживает больше миллиона человек.

«Трансформация угольных регионов — это не про закрытие шахт. Мы говорим о создании новых производств, развитии социальной сферы, инфраструктуры и переходе к декарбонизированной экономике», — сказал Шмыгаль. Впрочем, шахты все же закроют.

Программа рассчитана на 5 лет. Ее будут реализовывать при поддержке международных доноров. 35 млн евро пообещала Германия. С начала следующего года должны начать работать мультидонорский фонд и государственная целевая программа. И тогда же, очевидно, список городов- участников программы расширят.

Помимо Червонограда и Мирнограда в претендентах на «трансформацию» еще несколько регионов, в частности, Нововолынск (Волынская область), Николаевск (Днепропетровская область), Лисичанск и Горск (Луганская область), Торецк, Доброполье (Донецкая область).

Планы — как будут трансформировать угольные моно-города, где вся жизнь крутится вокруг шахт — еще в прошлом году расписал Минрегион.

К примеру, для Червонограда придумали концепцию с громким названием «От шахтерского моно-города до туристически- промышленного магнита приграничной зоны». Цель пилотного проекта — создать предпосылки для развития туризма и увеличения занятости населения в этой сфере. Под центр развития туризма хотят отдать одну из шахт с «комплексом инфраструктуры, в котором могут размещаться субъекты туристической деятельности и сферы обслуживания».

Это интересно:  Обострение на Донбассе. Что происходит

Другими словами, в шахте могут открыть какой-нибудь экстрим-отель, а шахтеров, очевидно, перепрофилируют в экскурсоводов. Помимо немецких денег, предлагается выделить под этот проект 6 млн гривен из госбюджета.

В Мирнограде также предлагается провести ревитализацию шахты с созданием на ее базе объекта туристической инфраструктуры.

«Кроме того, в еще не принятый законопроект об индустриальных парках внесли правку, согласно которой на базе инфраструктуры шахт можно создавать технопарки. В Мирнограде как раз планируется создать такой индустриальный парк с дальнейшим предоставлением налоговых льгот», — рассказал нам эксперт Ассоциации городов Украины Евгений Шаповалов, который присутствовал на недавнем заседании координационного совета по трансформации угольных регионов.

«По Покровску Донецкой области есть вообще экзотические идеи — выращивать грибы в шахте. Но там с глубины более 500 метров нужно откачивать 850 кубов воды в час, причем, с промежуточным водосборником. На это идут колоссальные объемы электроэнергии. Так что грибы золотыми получатся», — иронизирует Волынец.

На самом деле, по его словам, ключевой вопрос для бизнес-групп — земля, льготы и дотации. Многие уже включились в лоббирование своих интересов. К примеру, в том же Миргограде пробивают финансирование для создания технопарка, — говорит Волынец.

При этом непонятно, как станут решать проблему занятости.

«Понятно, что создать сразу по 10-11 тысяч новых рабочих мест и трудоустроить шахтеров будет непросто», — отмечает Шаповалов.

Новая работа, бизнес и бесплатный психолог

В Украине разработана объемная концепция трансформации угольных регионов до 2030 года.

В преамбуле указано, что в энергобалансе нашей страны доля угля в последние годы значительно уменьшилась. И, хотя Украина по запасам угля — на первом месте в Европе и на восьмом — в мире, угольная отрасль уже долгое время пребывает в кризисе.

Если в 1996 году в ней было задействовано 670 тысяч работников, то на 2020 год — только 35 тысяч, причем, тенденция сокращения количества шахтеров продолжается.

«Так как Украина подписала Парижскую конвенцию и поддерживает зеленый курс Европы, назрела необходимость постепенно отказываться от ископаемого топлива и переориентации угольных регионов на другие виды деятельности», — говорится в концепции.

В планах для угольных регионов — на первом месте повышение инвестиционной привлекательности.

В частности, речь идет о разного рода льготах для индустриальных парков, промышленных площадок, строительстве за государственный счет инфраструктуры, в том числе, транспортной. Также в концепции анонсируется специальная кредитная поддержка для реализации инвестропроектов.

То есть, бизнес зазывают в шахтерские города.

Угольные регионы хотят научить жить без угля также за счет развития предпринимательства.

«Поддержка и развитие местного малого и среднего предпринимательства путем внедрения действенных инструментов государственной и региональной финансовой поддержки, в том числе, для членов семей работников угольной отрасли», — перечисляются в концепции меры по трансформации угольных регионов.

Что касается населения шахтерских городов, то его планируют трудоустраивать несколькими способами.

Во-первых, для шахтеров искать работу на тех шахтах, которые пока еще будут работать.

При этом, как говорит Рябцев, нарастает трудовая миграция украинских шахтеров, к примеру, в Польшу. Которая также объявила о закрытии шахт, но пока охотно принимает украинских рабочих и исправно платит им хорошие зарплаты — до 2 тысяч евро, тогда как у нас шахтеры могут рассчитывать в самом лучшем случае на 15-20 тысяч гривен да и те платят с задержками (на сегодняшний день долг по зарплатам перед шахтерами — порядка 1,3 млрд гривен, многим не платят уже три месяца — Ред.).

Во-вторых, в рамках концепции по трансформации угольных регионов хотят полностью переформатировать ПТУ и переквалифицировать шахтеров на новые специальности.

После закрытия шахт местному населению обещают льготную ипотеку, хорошее образование, бесплатные юридические услуги для консультаций по началу предпринимательской деятельности, возможности выхода на досрочные пенсии и, наконец, «бесплатное психологическое сопровождение для работников угольных предприятий и их семей». Очевидно, последнее понадобится если со сменой профессии или предпринимательством не заладится, ведь далеко не все шахтеры готовы идти работать в туризм или торговать сувенирами.

Для местных властей шахтерских городов ставятся следующие задачи: поэтапное сокращение потребления «грязных» энергоресурсов, перевод энергообъектов на альтернативные источники энергии, развитие социальной сферы, развитие био ТЭЦ.

Это интересно:  Дефицитом газа Россия склоняет к Севпотоку-2. FT

Деньги будут — утверждают разработчики концепции. В плане трансформации угольных регионов указано, что в 2021-2023 годах будут созданы условия для диверсификации экономики, а уже в 2023-2028 годах появятся новые предприятия, которые по своим финансовым показателям выйдут на те же показатели, что и шахты, то есть, дадут в местные бюджеты такие же суммы налогов, а то и больше.

Эти же новые предприятия должны решить и проблему с рабочими местами.

Хотя не факт, что так быстро появятся желающие инвестировать в новое производство, пусть даже и на льготных условиях. Ведь бизнесу нужны не только рабочие руки и площадки, но и сбыт. А в нынешней экономической ситуации в стране он вовсе не гарантирован. Что, собственно, сдерживает планы по развитию бизнеса в остальных регионах страны. И гарантии, что шахтерские города станут исключением, нет.

Шахты идут по схемам

Стоит отметить, что параллельно с концепцией трансформации угольных регионов в Украине разработан еще и план реформирования угольной отрасли.

Он предусматривает разделение шахт на несколько категорий. В первую группу включат шахты ресурсной базы «Центрэнерго» (их планируется приватизировать вместе с этой госкомпанией), во вторую — шахты двойного назначения — уголь которых можно использовать в энергетике и металлургии. Третья группа — шахты, которые пойдут под приватизацию как целостные имущественные комплексы, в том числе, и с целью перепрофилирования. При этом убыточные шахты планируется ликвидировать.

Эта концепция еще не принята. В марте Минэрего отозвал ее на пересмотр. Основные вопросы у министерства возникли по шахтам, которые готовятся под вертикально-интегрированный холдинг с «Центрэнерго».

«Мы готовы полностью способствовать, если новосозданная компания действительно будет работать как часы и вовремя платить деньги», — заявил тогдашний глава Минэнерго Юрий Витренко. И хотя Витренко уже давно не в Минэнерго, документ по реформированию угольной отрасли завис.

Между тем, по словам Волынца, кризис только нарастает. В прошлом году Украина сократила производство угля на 7,7% (или более 2,4 млн тонн), до 28,8 млн. При этом госшахты, которые находятся под контролем Минэнерго, сократили добычу вообще на 19,5%. Долги по зарплатам перед шахтерами перевалили за 1,3 млрд.

С госшахтами «забывают» рассчитываться и покупатели угля. «Сейчас берут по 800 гривен за тонну, но многие «в долг». При этом еще не рассчитались за уголь, который покупали до того, как цены пошли вверх — по 600-650 гривен за тонну. Плюс на госшахтах продолжают зарабатывать разного рода «смотрящие». В итоге шахты не могут рассчитаться за электроэнергию, их массово отключают, добыча останавливается. По такой схеме шахты сейчас просто уничтожают, причем, даже достаточно перспективные», — говорит Волынец. Он анонсировал на осень массовые акции протеста шахтеров, которые не хотят, чтобы их «трансформировали».

«Шахты попросту доведут до банкротства и закроют, а что будет с людьми — никто не думает. Озвученные идеи типа выращивания грибов в шахтах или переучивания шахтеров не выдерживают никакой критики. Понятно, что четкого плана у властей нет, но есть обещания перед ЕС, под которые тот, якобы, дает деньги. К слову, то, что, якобы, дает Германия на пилотный проект по Мирнограду и Червонограду (35 млн евро — Ред) — мизерная сумма. На трансформацию своей угольной промышленности та же Германия заложила 40 млрд евро», — говорит Волынец.

Ловушка для ТЭС

Но, если шахты массово готовятся к закрытию, то возникает вопрос — что будет с тепловыми электростанциями, которые работают на угле. В перспективе от нее Украина в рамках зеленого курса тоже должна постепенно избавляться, в частности, переводить угольные блоки ТЭС на газ. Но по концепции «зеленого перехода» наша страна откажется от угольной генерации не ранее 2050 года, а «отреформировать» шахты, закрыв большинство из них, хотят уже к 2030 году.

Вопрос — на чем будут работать ТЭС еще 20 лет, да и до этого, когда шахты начнут закрывать. Ведь уже сейчас ТЭС испытывают проблемы с углем.

Мы уже писали, что за последний год было два угольных кризиса — прошлой зимой и этим летом, когда запасы угля на многих ТЭС достигли минимально допустимого уровня.

Это интересно:  Госбюджет и газ: сократят ли отопительный сезон

Проблема в том, что отечественного угля по 800 гривен не хватает, а импортный резко подорожал.

Выступая на недавней международной угольной конференции замминистра энергетики Алексей Кураков сказал, что в условиях зеленого энергетического перехода энергобаланс Украины меняется в сторону увеличения доли производство электроэнергии из возобновляемых источников энергии. Что снижает спрос на уголь.

Но, во-первых, зеленая энергия очень дорогая и дальнейшее наращивание ее производства означает очень сильный рост тарифов для потребителей. Во-вторых, пока эти мощности будут наращиваться (да и после наращивания), потребность в угле сохранится. И не на таком уж и низком уровне.

А что касается снижения потребления угля, то он объясняется тем, что после потери части Донбасса отечественного и доступного по цене угля на рынке не так много. А использовать импортный при нынешних тарифах на электроэнергию ТЭС экономически невыгодно — электростанциям проще вообще остановить блоки, что многие и делают.

И чем меньше будет работающих шахт, тем чаще станут повторяться «угольные кризисы».

«Сейчас импортный уголь уже дороже 130 долларов, работать на нем ТЭС невыгодно. А с закрытием украинских шахт никакой альтернативы импорту вообще не будет», — говорит Волынец.

Конечно, можно перевести ТЭС на «чистый» газ. Но, по словам аналитика Института стратегических исследований Юрия Корольчука, только ТЭС Ахметова нужно для этого порядка 4 млрд евро на модернизацию. Плюс — газ тоже дорогой. На европейских хабах ценники на него резко взлетели — до 450-500 долларов за тысячу кубов.

То есть, при работе на импортном угле или газе тарифы тепловой генерации точно вырастут.

«Обойтись же без ТЭС мы не можем, так как это балансирующие мощности. И чем больше будет в стране зеленой энергетики, тем выше потребность в балансирующих мощностях», — отмечает Волынец.

По словам Рябцева, вместо того, чтобы отказываться от углепрома, Украине стоило бы, во-первых, провести аудит энергобаланса, чтобы определиться сколько и какого угля нам нужно. Во-вторых, выбрать 5-6 перспективных шахт и вложить хотя бы по миллиарду гривен в модернизацию каждой. А остальные можно постепенно закрывать, переводя людей на базовые шахты региона, в которые вливаются деньги. При таком подходе реально выйти на себестоимость добычи угля в 50 долларов за тонну без госдотаций (сейчас они есть — Ред.), что позволит обеспечить ТЭС недорогим ресурсом», — говорит Рябцев.

Но тут есть проблема — Украина уже подписалась на зеленый курс, а в его рамки развитие углепрома не вписывается — только закрытие шахт.

При этом в той же Германии, которая ратует за «трансформацию» наших угольных регионов, хоть и закрыли последнюю угольную шахту несколько лет назад, до сих пор продолжают добывать бурый уголь. А каменный уголь заменили импортным, в том числе, по экономическим причинам.

«Германские производители теряли свою долю на рынке уже давно, так как местные потребители предпочитали более дешевый уголь из России и других стран.  Так что можно сказать, что там процесс трансформации в немалой степени был связан с рыночными причинами. С 2023 года Берлин планирует выделять как минимум два миллиарда евро субсидий, чтобы предотвратить рост цен на электроэнергию для предприятий и населения в регионах, где планируется закрыть угольные электростанции, которые по-прежнему продолжают работу. Кстати, оборудование с закрывающихся немецких шахт сейчас пользуется большим спросом среди предприятий в Австралии, США, Турции, Польше, Чехии и других странах, так что говорить о том, что на угледобыче нужно ставить крест, пока рано. Важно также понимать, что отказываясь от угля, в той же Германии наращивают импорт газа (скажем, поставки вырастут за счет «Северного потока-2″). Поэтому Украине, отказываясь от угля, придется решать проблему с импортом газа. О деньгах я вообще не говорю — все эти трансформации и последующий переход на газ потребует колоссальных затрат. Причем, большую часть средств придется профинансировать самостоятельно — Европа точно за все не заплатит. Поэтому прежде чем принимать решения по отказу от того же угля, стоило бы все тщательно просчитать», — подытожил Сергей Родлер, аналитик TeleTrade.

strana.ua










Adblock
detector