Главная Лента Новостей Популярные новости Контакты Реклама Rss Лента

Почему люди уезжают из родной страны и всем ли хорошо за границей (откровения эмигрантов)

30 октября 2017 г.   18:30    категория: Это интересно

275

Тема эмиграции вот уже больше века стоит в России на первом плане и по-своему остро отзывается в сердцах разных людей. Сначала была первая волна эмигрантов, которые бежали из родной страны, охваченной пожаров революции. Вчерашние графы и княгини были вынуждены устраиваться машинистками, шоферами и поломойками. Чаще всего их там ждала крайняя нужда и безымянность, хотя представители русской эмиграции тех лет старались держаться вместе и всячески подчеркивали свою принадлежность к Родине. Но не все из них сумели справиться с неизбежным культурным шоком и найти себя в новых реалиях.

209/365 Ships Log

Потом в 20-30-х годах на Запад бежали так называемые “остарбайтеры” и коллаборационисты. Народу утекало много, преимущественно это были “политические”. Этот вид недовольных, несогласных или просто рассорившихся с властью людей будет пересекать границу еще долго, хотя на законодательном уровне всё будет строго запрещено.

В 90-х годах прошлого века бежали в основном в Германию, Австрию – самые развитые и “хлебные” страны. Это тоже была большая авантюра на фоне исторических реалий. Кто-то ехал за деньгами, кто-то — за лучшей жизнью, кто-то — “чтобы не видеть эту страну“.

Елена: “После года жизни я все-таки уезжаю из Нью-Йорка”

Лена переехала в Нью-Йорк из Киева. Поначалу ее все восхищало, нравилось и поражало. Веб-дизайнер по образованию, она нашла здесь хорошее место в офисе и была рада тому, что ее карьера идет в гору. Но через год поняла: не ее это. И трезво увидела все издержки. Во-первых, у неё практически не было друзей. Нет, Лена много общалась по работе (и просто в клубах по интересам), но завести отношения, похожие на дружеские, удалось только с одной девчонкой. Во-вторых, сказалась пресловутая разница менталитетов:

New York City

“Сначала меня восхищало, что люди открытые, легко идут на контакт, легко знакомятся. Но по прошествии времени я понимаю, что просто не могу жить среди этих людей. Они не плохие — они другие”.

В-третьих, чисто бытовые вопросы: аренда, на которую приходится отдавать ползарплаты, ничего не покрывающая медицинская страховка (визит к доктору при этом стоит порядка $200), отсутствие хороших парикмахеров в понимании СНГ. Лена признавалась, что маникюр там делают отвратительно, а стрижки и укладки чуть ли не “левой задней”.

Лина: “О чём говорит нараспев Джо Дассен и рьедорьянит Эдит Пиаф”

Лина влюбилась во Францию еще подростком. Читала французскую литературу, слушала песни Zaz и Джо Дассена и мечтала туда уехать на ПМЖ. Преодолев серьезное испытание в виде французского языка (там, где 70 будет звучать “шестьдесят десять”, а половина букв не произносится в принципе). После долгого изучения “франсэ” она все-таки поехала в Париж, и, по ее собственному признанию, у неё “от счастья почти снесло крышу”. Познакомилась с русскими молодыми людьми, живущими в Париже:

“Меня восхищало то, какие они свободные, что живут они пусть и впроголодь, но так, как хотят, и там, где хотят. В Москву я вернулась с твёрдым намерением уехать во Францию”.

ah... Paris!

Еще год Лина готовилась к экзаменам, чтобы поступить во Францию в университет, отдавала на оплату уроков весь заработок. После череды собеседований, откладывания денег на отъезд и возни с документами девушка уехала учиться в Авиньон.

Первые несколько дней она пребывала в эйфории от окружающей красоты и исполненной мечты. Но потом пришлось столкнуться с жизненными реалиями. Во-первых, бюрократическая система во Франции настолько запутана, что на покупку обычной sim-карты у девушки ушло около двух недель. Самый дешевый тариф, кстати, стоил €20. В университете она понимала примерно 40% из того, что говорили преподаватели и однокурсники, но требования при этом оставались наравне с коренными французами.

Это интересно:  3 вещи, которые покорят мужчину

Возвратившись на зимние каникулы в Москву, Лина испытала настоящее счастье: все такое родное и простое. Ничего тут не плохо. Уезжала обратно, заливая слезами аэропорт. Сейчас она почти доучилась и ждет, когда закончится виза, чтобы уехать домой. О жизни в эмиграции говорит так:

“Теперь я вижу во снах не Париж, а мамин борщ, папины пельмени, свой район в Москве. И сны мне снятся по-русски. Может быть, что-то щелкнет в голове, и я решу остаться, но верится в это с трудом”.

Максим: Сейчас в эмиграцию едут люди сообразно своим возможностям. Без драмы.

Максим уезжал с драмой. Это было в начале 90-х. Он вспоминал, как обстреливали Белый дом, как брали штурмом Останкино, а потом родители сказали, что нужно уезжать. Бабушка и дедушка Максима были дипломатами, и, по счастливому стечению обстоятельств, на тот момент у них был контракт в Мексике. Туда и поехали.

Удивительно, но тогда его отправили рейсом “Аэрофлота”, поручив стюардессе за большую плату, хотя он был совсем ребенком. Пожив с 1993 по 1997 год у бабушки и дедушки, к первому классу Максим вернулся домой. Пребывать там по закону дольше он просто не мог.

"Old Fashioned British Sweets From Your Childhood"

Это правда, что дети легче схватывают новый язык и особенности новой культуры,  отчего всегда есть риск того, что переехавший за границу малыш забудет все родное. Но с Максимом вышло иначе. Он удивлялся, почему никто из его одноклассников не смотрел “Могучих рейнджеров”, а московский парк был грязным и не походил на испанский. Потом это прошло. Сейчас Максиму 26 лет, и он говорит, что не собирается менять Родину ни на какую другую страну. Где родился, как говорится, там и пригодился.

Анна: “Я считаю себя больше англичанкой, чем русской”

Аня попала в Лондон, когда ей было 9 лет. В 1990 мама вышла замуж за англичанина и переехала с дочкой в Англию на ПМЖ. На первых порах они тесно общались с одной русской церковной общиной. Это немного сглаживало общие трудности с языком и акклиматизацией, а потом, года через два, у Ани в друзьях появилось много “истинных англичан”.

Это интересно:  Глаз не отвести! Самые красивые свадебные платья знаменитостей

По России Анна не особенно скучает, хотя есть моменты, которые ее русская душа не воспринимает. Девушка признается: “В Англии, например, про эмоции не принято говорить. А лицемерие — это вообще национальная черта”. Что для прямого и открытого русского человека – дико и некомфортно.

Лондон 2011 265

Она вздыхает, что страны ее детства здесь уже нет, поэтому скучать особо не по чем. И только русские монастыри еще бередят ей душу, показывая, что все перемены – наносное. Своей лондонской жизнью Анна довольна. Говорит, что здесь нужно много работать, но такой ритм ей по душе. И добавляет: “У тех, кто приехал в Англию больше 10 лет назад, видишь больше уважения к местной культуре. Остальные почему-то думают, что им здесь кто-то что-то должен”.

Юрий: “Приехал из Таиланда в Россию – увидел смартфон”

Грустная история о том, как екатеринбургский журналист решил уехать на ПМЖ в Таиланд. В середине нулевых Юрий был востребован в своей отрасли, писал свежо и талантливо, имел квартиру, работу, невесту. Но прикладывался к бутылке. Нескольких скандалов на этой почве хватило, чтобы в приличные издания перестали приглашать. В неприличные сам не шел. Задумался о переезде за границу, выбор пал на Таиланд. Поначалу устроился прекрасно: рядом море, экзотика, работа на удаленке, платят хорошо. На заработанные деньги купил шикарный дом. Жил и радовался. Но выводов не сделал: по-прежнему много пил и связался не с теми людьми…

По пьяной лавочке легко обобрать даже думающего человека. Так и получилось, что свой дом после череды “подстав” Юра продал за смешные деньги.

Phuket sunset XOKA2834bs

Доходы иссякли, из квартиры выгнали, с работы тоже. Юрию пришлось жить под забором почти впроголодь. Помыкался и в тайской тюрьме, куда попал за бродяжничество. На родной Урал вернулся Юрий стараниями старых друзей, которые сумели через посольство добиться депортации человека без визы и документов. Удивительно, что после стольких лет самоуничтожения бывший журналист не деградировал, мечтает вернуться в профессию.

И, хотя из современных реалий со смартфонами и Фейсбуком он сильно выпал, надежды не теряет: “В конце концов, алфавит остался тот же. А про события — можно и почитать”.

У Грибоедова есть такая фраза: “Там хорошо, где нас нет”. И, по-моему, классик, как всегда, прав. Эмиграция имеет место быть, но подходит далеко не всем. Потому прежде, чем кричать, что все плохо и пропало, нужно серьезно подумать, так ли ты хочешь расстаться со своими корнями и для чего.



Загрузка...








Загрузка...

...

Это интересно

...




Курьезы


Видео-новости


Фоторепортаж

...