Главная Лента Новостей Популярные новости Контакты Реклама Rss Лента

Охота на бизнес. Почему аграрные предприятия захлестнула волна рейдерства

6 ноября 2017 г.   12:10    категория: Аналитика

247

У вас спокойный субботний вечер? Хорошо! А у полицейских Полтавщины — выдалась работа. Только что задержали более 40 рейдеров на Полтавщине, которые пытались завладеть активами агропредприятия«, — такое сообщение министра МВД Арсена Авакова появился на его странице в Facebook 4 ноября около полуночи.

«Я уже предупреждал. Для тех, кто еще не понял. Мы живем в правовом государстве, где все недоразумения, в том числе касательно хозяйственных отношений, решаются в суде», — говорилось в сообщении министра.

Вскоре его распространили влиятельные политики, народные депутаты и чиновники. Министр внутренних дел был настолько убедителен, что пост о задержании рейдеров у себя на странице перепостил также и премьер-министр Владимир Гройсман.

Казалось бы, успешная операция правоохранительных органов, которая должна сигнализировать бизнесу и инвесторам о том, что в Украине все в порядке с гарантиями защиты прав собственников. Однако в действительности это лишь единичный случай, даже и близко не показывающий, насколько катастрофической сейчас является ситуация с рейдерскими набегами на малые и средние аграрные предприятия. Особенно в 2016-2017 годах.

По данным Ассоциации фермеров и частных землевладельцев, в 2016 году произошло 7150 атак на фермерскую собственность. Сюда ассоциация включает как рейдерские классические ситуации (когда захваты происходят якобы на законных основаниях, которые могут быть на самом деле быть сфабрикованы или построены на законодательных пробелах), так и просто бандитские (от незаконных методов взыскания долга до обычных краж урожая на сотни тысяч гривен).

Настоящей эпидемией эти атаки в последние два года стали на Херсонщине, в Одесской и Кировоградской областях.

Белые пятна в реестрах

Одной из главных причин расцвета рейдерства в 2016-2017 годах, по мнению юристов, стала бюрократическая неразбериха. Так, в государственных базах нет большинства договоров аренды земли, заключавшихся до 2004 года.

Сейчас распорядителем земли сельскохозяйственного назначения за пределами населенных пунктов является Государственная служба по вопросам геодезии, картографии и кадастра (Госгеокадастр). Ранее землей распоряжались местные администрации. После изменения распорядителя, из-за отсутствия электронного реестра, информация и тексты договоров должны были быть переданы в Госгеокадастр. И многие из них так в службу и не попали.

Аналогичная ситуация с договорами, заключенными в сельских, поселковых, городских советах. Данные о большинстве из них не перенесены в электронный реестр, который ведет Министерство юстиции.
Вместе с тем большинство фермеров, особенно владельцы небольших хозяйств, не держат руку на пульсе изменений. Поэтому и становятся удобными мишенями для рейдеров.

По словам старшего юриста ILF Екатерины Олейник, которая специализируется на земельных вопросах, у агрорейдеров есть три метода атак.

Вариант первый — прямая фальсификация документов на землю.

Второй — через агрофирму: выкупается доля одного из акционеров, находятся инсайдеры среди работников компании и происходит нападение. Схема подобная рейдерству в других отраслях экономики.

Наконец, третий, самый распространенный способ — «перехват» земли. Для этого рейдеры ждут момента, когда истекает срок аренды или просто используют неполноту реестров.

«В Госгеокадастре нет в базах договоров аренды, заключенных, например в 1999 году. Рейдер делает запрос в Госгеокадарст — есть договоры? Ему отвечают: „Зарегистрированных договоров нет, получите информацию у предыдущего распорядителя “, — описывает сценарий рейдерской атаки Екатерина Олейник. — А там редко предоставляют содержательные ответы, поэтому рейдер формально получает разрешение на разработку технической документации, быстро проводит ее и подает на утверждение. А потом землю регистрируют на нового пользователя».

Обычно, говорит юрист, реальный пользователь земли в это время даже не догадывается, что его землю уже отбирают. Но однажды приезжает «новый законный арендатор» с документами из Госгеокадарста и требует освободить его участок.

Это интересно:  Больше половины европейцев совершают покупки в зарубежных интернет-магазинах

«Да, у вас есть договор аренды 1995 года, где указано некое „поле № 24 площадью 10 га“. А у рейдера — кадастровый номер, который согласно публичной карте имеет конкретные координаты. Все. Единственное, что здесь можно сделать — как можно быстрее обратиться в суд с требованием отменить это решение Госгеокадарстра. В суде надо добиться немедленного наложения ареста на свою же землю и на свой урожай», — объясняет Олейник.

Юрист отмечает, что землепользователям надо не ждать рейдеров, а заранее подавать на разработку технической документации и предоставление кадастрового номера:

«Но для этого надо оббить пороги, найти землеустроителя, уплатить ему за услуги. Фермеры говорят, что им некогда, потому что надо на земле работать. А рейдер все это сделает, ему на земле работать не надо, у него есть время».

Не менее внимательно рейдеры относятся и к срокам аренды земельных участков. По закону действующий арендатор имеет преимущественное право на продление аренды на существующих условиях или на условиях, которые предлагает другой потенциальный арендатор. Если не продлить срок аренды вовремя, землю со всем, что на ней выросло, получит другая фирма.

Юристы советуют: за полгода до окончания срока аренды уже стоит начинать готовить документы. Не менее чем за три месяца — начинать работать с собственником участка. Если упустить сроки, единственным шансом сохранить землю в аренде будет суд.

Рейдеры атакуют средний бизнес

Рейдерство — дело затратное. Поэтому атаковать маленькие фермерские хозяйства рейдерам невыгодно — во многих регионах их атакуют просто вооруженные неизвестные банды, которые даже не пытаются ссылаться на законодательные основания, а просто отбирают урожай, угрожая оружием.

Крупные агрохолдинги хорошо защищены армиями адвокатов и охранников. Поэтому в фокусе интересов рейдеров — средний бизнес с объемом земли от 2 до 5 тыс га, не имеющий юридической защиты и охраны.

«Часто рейдерская атака воспринимается как нечто неотвратимое, внезапное. Но в основном ее можно предупредить. Есть определенные маркеры угрозы. Например, если вам не удается продлить 15% договоров аренды земли или более, если участились запросы контролирующих органов — это значит, что вами интересуются» , — считает адвокат ILF Елена Петрова.

Юрист советует разделять функции и активы между несколькими компаниями — тогда рейдерам придется готовить атаку на две фирмы, а это вдвое дороже и труднее. Стоит и заключить договора о неразглашении с работниками, организовать дружины или нанять охрану. Постоянно отслеживать изменения в отношении собственных активов на сайтах реестров — если там происходит что-то странное — ждите «гостей».

Правоохранители на службе у рейдеров

Большинство зарегистрированных дел о так называемом самостоятельном занятии участка, по словам юристов, сфальсифицированы. Об этом свидетельствует нехитрая статистика: из 1396 дел о самозахвате, зарегистрированных в 2016 году, только 20 передано в суд.

Адвокат Борис Замикула считает большинство из таких дел никто и не планирует передавать в судебные инстанции, они заводятся по двум причинам. Первая — получить от фермера взятки.

«Если урожай арестован, фермер несколько месяцев не имеет возможности его продать, а следовательно — выплатить зарплаты работникам и пустить деньги в оборот. Рано или поздно многие из фермеров не выдерживает и откупаются от прокуратуры вместо того, чтобы дожать в правовом поле. К сожалению, часто это означает, что в следующем году с ним сделают опять то же. Взятка порождает следующую взятку», — объясняет Замикула.

Это интересно:  Интернет превращается в "тринет". 5 самых популярных сайтов в Украине

Вторая причина фальсификаций — психологическое давление на фермера с целью заставить отказаться от участка.

«Если на арендуемый фермером участок положил глаз более богатый аграрий, он платит прокуратуре за открытие дела, участок или урожай арестовывают. Бизнес становится нерентабельным, фермер сдается и отказывается от участка», — рассказывает юрист.

Закон позволяет вносить в Единый реестр досудебных расследований любые дела, независимо от того, есть ли для них основание или нет. Дело регистрируется, следователем в суд подается ходатайство о наложении ареста на урожай, суд его одобряет. С этим постановлением полиция приезжает на участок и арестовывает урожай.

Бывает, что под видом правоохранителей приходят просто мошенники, с фиктивным постановлением, которое на самом деле нигде не зарегистрировано. Первое, что нужно делать в таких случаях — проверять реквизиты такого постановления.

«Какое дело, номер, есть ли печать, указано ли, урожай на каком именно поле надо арестовать? Есть кадастровый номер участка? Если там нет кадастрового номера, а указано „поле № 6 N-ского сельского совета“, вы можете отказаться от выполнения постановления. Это должны сделать юристы легальным путем», — говорит Замикула.

На этом этапе нужно собрать как можно больше документальных доказательств, советует юрист. Надо отследить и путь собранного урожая — поедет ли он на ближайший элеватор, как требует закон, или его попытаются вывезти в неизвестном направлении.

Все все знают и молчат

Во всех делах, связанных с земельным рейдерством, землевладельцам стоит привлекать медийную поддержку. Рейдеры не любят внимание СМИ, они пытаются действовать в тишине и темноте.

С медийным вниманием к аграрному рейдерства все сложно.

«Районные газеты об атаках часто боятся писать, потому что знают, кто за этим стоит и не рискуют. Для национальных медиа несколько выкошенных фермерских полей — не повод для внимания, хотя проблема уже системная. Впрочем, есть много медиа, которые таки работают с этими темами».

«Они не всегда успевают приехать во время самой атаки, потому что хозяйства часто находятся довольно далеко от областных центров, но большинство из них с радостью возьмет тот видеоматериал, который вы снимете на свой смартфон. Те же материалы ваши юристы затем используют в суде. Ваш смартфон — это такое же ваше оружие, как ваш юрист », — отмечает управляющий партнер PR-агентства Bagels & Letters Иванна Скиба-Якубова.

По ее словам, есть минимум три причины для публичной огласки. Во-первых, медиа часто проводят то расследование, на которое не способны правоохранители.

Во-вторых, правоохранительная система до сих пор работает очень медленно, поэтому дела требуют публичного давления.

В-третьих, освещение проблемы поможет защитить следующего, разорвать круг, когда все все знают, но никто об этом не говорит.

«Если аграрии объединят усилия для совместной кампании, их обороноспособность существенно вырастет», — считает Скиба-Якубова.

Председатель Agro Food Cluster Kharkiv Юрий Михайлов говорит, что малому и среднему агробизнеса надо заимствовать методы борьбы с рейдерством, которые используют крупные аграрные холдинги.

«Одиночные фермеры не имеют таких ресурсов и возможностей, но вместе, например, в кластере — другое дело. Нам надо объединяться. Мы сможем законно влиять на работу правоохранительных органов, государственные администрации, привлекать к противодействию рейдерству СМИ. Я убежден: лучшая защита — это объединение», — говорит Михайлов.



Загрузка...















Загрузка...

...

Аналитика

...


Новости



Наука


Новости Здоровья


Шоу-биз

Технологии

Курьезы


Видеоновости


Фоторепортаж


...