О заложниках

19.06.2021   18:20    549

Когда-то, в далекие 70-ые, в политическом лагере на Урале капитан КГБ Утыро произнес сакраментальную фразу: «Нам трудно с вами, Семен, у вас нет заложников!»

Сегодня заложники у меня есть. Именно поэтому я не могу себе позволить прежнее, привычное: объявить голодовку протеста. И, наконец, умереть.


Совсем не молодой диабетик, я не боюсь смерти. Там, в лагере, я познакомился с ней. В те годы я активно протестовал против правового беспредела и социального зла. Тогда у меня не было будущего, впереди был всё тот же вечный тоталитарный СССР и смертная койка в одной из советских тюремных больниц. Так умер мой близкий друг Валерий Марченко.
Сегодня я живу в стране, пытающейся лишить меня прошлого. К счастью, я не получил от неё ни одного ордена. Потому что я – неудобен, я постоянно создаю ей проблемы. Как и в молодом возрасте, я продолжаю видеть, слышать и говорить вслух.
Моё прошлое было сухим и безнадежным. Я был арестован и осужден по единственной причине: хотел чистоты моей профессии, психиатрии. Но этого категорически не хотел советский тоталитарный режим. Сегодня этого категорически не хочет совсем не правовое украинское государство. Наглая, неумная власть, почему-то уверенная в том, что является европейской властью. Функционирующая по принципу портрета Дориана Грея. Мечтая о вступлении в НАТО, одновременно приближающая нас к потере украинской государственности.
Любуясь собой в искривленном зеркале безнравственности и откровенного стяжательства, худшие из нас неустанно ведут нас к пропасти. Символом и апогеем этой управленческой несостоятельности явились не раз сказанные вслух слова последнего нашего президента: «У меня других людей нет!». На самом деле, оскорбительные слова, унижающие те самые 73% избирателей.
Он не изменится. Слепой шах при остро видящем визире, равнодушном и хитром. Именно поэтому на улицах, в парках и на кладбищах будут по-прежнему тихо умирать украинские граждане, страдающие психическими заболеваниями и туберкулезом. Выброшенные из жизни избранным мною президентом, вершителем наших судеб.
А я, к стыду своему, так и не стану объявлять голодовку протеста. Я изменился. У меня есть заложники. Тридцать лет назад я поверил в чудо независимости моей страны.
СЕМЕН ГЛУЗМАН
ПСИХИАТР, БЫВШИЙ ПОЛИТЗАКЛЮЧЁННЫЙ, ДИССИДЕНТ, ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ

Это интересно:  Почему в Украине хотят закрыть все шахты

korrespondent.net








Adblock
detector