Маски в украино-польском театре теней - Новости Ю

Маски в украино-польском театре теней

24.10.2021   21:20    663

Объединение усилий Украины и Польши против запуска «Северного потока-2» заставил политиков обеих стран задуматься – а не настал ли момент для постоянного, а не ситуационного союза двух стран.

Сторонники возможности такого союза апеллируют как к старому опыту веков жизни двух стран в составе Речи Посполитой, так и к относительно недавним стратегическим соглашениям между двумя государствами. И вспоминают Варшавский договор 1920 года, подписанный Украинской народной республикой и Польшей, успешный опыт совместного принятия Евро-2012. А также факты дня сегодняшнего – именно Польша является одним из наиболее активных сторонников вхождения Украины в Евросоюз. И таким же одним из наиболее активных противников нынешней политики России в Евросоюзе.



Тема возможности тесного союза Украины и Польши — не такая простая.

В отличие от сотрудничества в  газовой сфере – тут как раз интересы обеих стран полностью совпадают.

«Сейчас и Украина, и Польша являются потребителями очень дорогого российского газа. При этом Украина располагает крупнейшими в Европе газовыми хранилищами и развитой мощной газотранспортной системой. Польша же имеет план развития терминалов СПГ (сжиженного природного газа), балтийского газопровода и коннекторов с соседними странами. В этих условиях нет ничего удивительного, что две страны стремятся создать совместный газовый хаб в Восточной и Центральной Европе», — констатирует начальник отдела внешних связей Администрации района Тараклия Республики Молдова Степан Карамалак.

Во всех остальных сферах не всё так однозначно.

Начиная с исторических споров. И самого названия нашей страны. Если украинцы говорят, что Украина – означает «родной край», то ряд польских историков доказывают, что «Украина» — это польское слово, которое означает «восточные пограничные земли». Уже в навязывании этой трактовки заложено некое превосходство метрополии по отношению к колонии.

Разное прочтение истории

Но есть темы в истории двухсторонних отношений куда более болезненные, нежели трактовка названия нашей страны.

«Если история так называемых Червенских земель сейчас известна только жителям Волыни да историкам, то об украинских народных восстаниях против польской шляхты, а заодно и еврейских погромах на Волыни, Подолье и на Поднепровье знает каждый школьник», — отмечает председатель Ассоциации польско-еврейского диалога «Мост» (The Bridge) Анета Шиманьска.

Пожалуй, самая болезненная точка в истории двухсторонних отношений в 20-ом веке – нападения украинских националистов на поляков на Волыни в 1943 году 11 июля 1943 года посреди ночи жестокие нападения были совершены на десятки польских сел в нескольких районах Волыни, которая на то время была оккупирована нацистской Германией. За один тот день погибли 11 тысяч человек.

На гребне волны насилия, которая охватила Волынь и впоследствии распространилась на Галицию, по подсчетам историков, погибли до 100 тысяч поляков и около 20 тысяч украинцев.

После десятилетий замалчивания, полуправд и информационных манипуляций независимая Украина и Польша начали искать объяснение этим трагическим событиям — свое для каждого народа.

На официальном уровне политики обеих стран регулярно делают заявления о примирении, понимании и взаимном прощении исторических грехов. Однако каждая круглая дата трагических событий на Волыни становится очередным напоминанием о пропасти непонимания, которая до сих пор разделяет их толкование историками и обществами Украины и Польши.

«Прошло восемь десятилетий со времени самых чудовищных преступлений. Но следующие поколения все еще заражены ненавистью, ею заражается молодежь. Национализм крепнет, а не ослабевает», — считает глава фонда  Ośrodek Karta по исследованию общих страниц истории Польши, Украины и Беларуси Збигнев Глюза.

От того, на каком языке исследовать тему Волынских событий, зависит определение и формулировка: то, что украинские исследователи и политики определяют как «Волынская трагедия», польские историки называют «Волынской резнёй».

«Для нас это незажившая рана. Для нас это сложная тема, от которой мы не отступим, так как мы должны эту историческую правду вместе показать и признать, — открыто сказал премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий на одной из совместных пресс-конференций с главой правительства Украины Денисом Шмыгалем.

В Украине почитают память Степана Бандеры и Романа Шухевича как борцов за независимую Украину Поляки же видят в них в первую очередь организаторов «Волынской резни».

«Мы не можем на протяжении многих лет соглашаться, чтобы в Украине был культ людей, совершивших геноцид против поляков. Украинцы превзошли немцев в жестокости против поляков. Короче говоря, это дело определённого выбора Украины», — сказал как отрезал председатель правящей партии Польши «Право и Справедливость» Ярослав Качиньский еще несколько лет назад.

И эта польская позиция с годами не меняется. Как не меняется и позиция Украины.

«История, и в частности тема Волынской резни, для поляков являются очень важными вопросами. Поэтому мы должны понять то, что польское правительство должно поступать очень деликатно и взвешено», — подчёркивает аналитик из Польского института международных дел Матей Заневич.

 Зачем Польше Украина?

Куда проще по пониманию, но весьма сложна по содержанию тема работы трудовых мигрантов-украинцев в Польше. Украинцы едут туда работать и жить из-за невозможности трудоустроиться с достойной зарплатой на Родине.

Польше же очень выгодна рабочая сила с Украины. Во-первых, она более дешева. Во-вторых, согласно отчету Национального банка Польши, украинцы производят почти 7 процентов польского ВВП. Желание иметь у себя украинских работников облечено в воздушные гуманитарные словеса польских политиков.

«Трудовая миграция — это прекрасная возможность познакомиться поближе, ведь польский и украинский языки очень похожи, кроме того, в большинстве своем мы все — христиане. Познакомиться, понять способ мышления и степень впечатлительности друг друга, попросту подружиться», — красиво излагает министр сельского хозяйства Польша Ян Кшиштоф Ардановский.

И, самое главное, — украинцы соглашаются на такие условия труда, на которые не соглашаются поляки. Очень многие из них делают выбор в пользу того, чтобы остаться в Польше.

«Каждый второй иностранный гражданин, имеющий вид на жительство (ВНЖ) в Польше, прибыл из Украины. За первые шесть месяцев 2021 года в Польше вид на жительство получили 42 тысячи человек, 31,5 тысячи из них — граждане Украины. Таким образом, в настоящее время число украинских мигрантов в этой западной стране сравнялось с населением Житомира», — приводит данные статистики специалист в области миграционной политики ЕС Вышеградской Четверки, Fellow в Венгрии и в научном центре IASK Анна Хотивришвили.

Украинские кадры так ценны для Польши, что поляки даже готовы ввести существенные налоговые льготы для трудовых мигрантов: работники в первый год после переезда в Польшу будут платить в два раза меньше налогов, чем граждане Польши. Кроме того, в течение следующих трех лет они смогут вернуть 50% от налога, который был уплачен за предыдущий год.

При этом  украинцы не чувствуют себя в своей тарелке: ведь получается, что история с панами-поляками и холопами-украинцами времён Речи Посполитой повторяется. И поляки снова «белая кость», а они — чернорабочие. Это ощущение усугубляют множество фактов нарушений трудовых прав украинцев-мигрантов в Польше.

В свою очередь украинская власть не испытывает особых сожалений по поводу того, что её граждане по-прежнему вынуждены подаваться на заработки на запад. Более того, они даже рады тому, что граждане Украины трудоустроены хотя бы таким образом. И шлют своим родным в Украину переводы из-за границы, помогая тем переждать который год продолжающееся сложное время.

Также нашу власть особо не смущает, что поляки активно вывозят из Украины не только человеческий ресурс, но и различное сырье. Причём с каждым годом все больше. Общий объем железнодорожных грузовых перевозок между Украиной и Польшей в январе-июне 2021 года составил 5,56 миллиона тонн, что на 22% больше, чем за аналогичный период 2020 года. В общем объеме этих перевозок почти 73% составляет экспорт. Польша экспортирует из Украины железную и марганцевую руду.

Польша также достаточно легко приватизирует различные украинские объекты. На 2020, очень сложный коронакризисный год, в Украине работали 1200 польских предприятий.

Два такие разные пути в ЕС

Проведя около тридцати лет радикальные экономические реформы и пережив «шоковую терапию» Бальцеровича Польша сумела, благодаря масштабной помощи ЕС добиться экономических успехов и вступить в ЕС. Куда Украина только идет. В 2025 году Польша станет председательствовать в Евросоюзе, и Украина ждет, что её западный сосед максимально поспособствует прогрессу в приближении Украины к этому объединению государств.

Именно помощь ЕС и членство в этой организации помогли Польше выбраться из экономической ямы, и теперь ВВП этой страны в 4 раза больше украинского: страна получила доступ к европейским рынкам и 65 миллиардов евро различных дотаций. При этом следует отметить, что основной рывок Польша сделала за счет инвестиций, а Украина пока для инвесторов — минное поле. Сальдо прямых иностранных инвестиций у наших соседей составляет 11 миллиардов долларов. То есть в страну вложили на 11 миллиардов больше, чем польские граждане инвестировали в зарубежные компании. Аналогичный украинский показатель меньше в 37 раз. И проблема — не только конфликт на востоке Украины, но и коррупционная сеть, пронизавшая все украинское общество и не дающая развиваться экономике. И на это нам прямо указывают наши партнеры из ЕС, в том числе и Польша.

Также Польша экспортирует товары с высокой добавленной стоимостью (в том числе и в Украину), тогда как Украина — только сырье.

Так что воспетая польскими политиками и СМИ «путеводная рука Польши, направляющая Украину в Евросоюз» только из большого далека кажется мягкой. На самом деле — это жесткая рука расчётливого купца.

«Польше нужна украинская рабочая сила, ей нужны украинские плодородные земли и сырье. Впрочем, это все то же, что и много веков тому — при Речи Посполитой: максимальное политическое влияние, преобразующееся в экономические выгоды. И именно поэтому Польша развивает в Украине массу гуманитарных проектов, например, хочет открыть школы с преподаванием на польском», — убеждена специалист-международник Елена Озинковская.

Украина эти манёвры понимает, поэтому и не испытывает иллюзий по отношению к своему соседу.

И если политики умеют соблюдать дипломатическую сдержанность, строя стратегии, то простые люди делают по-своему. Они едут в Польшу за длинным евро, но не испытывают к полякам особых сантиментов. Как не испытывает работник трогательной привязанности к мало заботящемуся о нём хозяину.

Говоря об особом польском пути в ЕС, нужно констатировать и сегодняшние попытки Польши двинуться в обратную сторону. И уже не прилепиться к евростандартам, а отклеиться от некоторых из них, некомфортных для поляков.  В частности, в Польше чрезвычайно сильны традиционные христианские ценности. И поддержка Брюсселем движения за права ЛГБТ-сообщества здесь отклика не находит. Более того, ЛГБТ-марши не просто раздражают, а приводят в ярость поляков. Но пока экономические блага от ЕС всё же превосходят идеологические противоречия, и полякам приходится крепиться. Перефразируя бывшего российского президента и премьера Дмитрия Медведева, «деньги есть – и вы держитесь».

Украинской власти тоже не нравятся ни поучения, ни критика Брюсселя. Но раз уж цель — вступить в ЕС, приходится держаться.

Так и держатся соседи – и Украина,  и Польша. Изо всех соседских сил.

korrespondent.net









Adblock
detector