Что не поделили Турция, Индия и Иран на Южном Кавказе - Новости Ю

Что не поделили Турция, Индия и Иран на Южном Кавказе

24.10.2021   08:20    847

Прошел год с начала Второй Карабахской войны, в результате чего Азербайджан сумел восстановить контроль над частью своей территории, которую с начала 90-х до осени 2020 года контролировало спонсируемое Арменией сепаратистское образование «Республика Арцах».


Баку и Ереван уже не ведут боевые действия, но от этого ситуация на Южном Кавказе не стала стабильнее. Министр культуры Азербайджана Анар Керимов 19 октября обвинил Армению в уничтожении свыше 90% культурно-исторических памятников в Нагорном Карабахе и соседних районах. В Международном Суде ООН 14 октября стартовали слушания по иску Армении против Азербайджана по факту нарушения Конвенции ООН о ликвидации расовой дискриминации.


С конца сентября растет напряженность в отношениях Азербайджана и Ирана из-за доставки иранскими дальнобойщиками горючего в контролируемую армянскими сепаратистами часть Нагорного Карабаха с центром в городе Степанакерт.  После того, как Азербайджан разместил на подконтрольной территории блокпосты по пути следования иранского автотранспорта и стал взимать с водителей пошлины на сумму свыше 100 долларов, власти Ирана провели 1 октября масштабные военные учения у границ Азербайджана. Ответные маневры провели военные Турции и Азербайджана. «Комментарии» разбирались в причинах продолжающейся напряженности на Южном Кавказе и интересах глобальных и региональных игроков в этом регионе.

Чего добиваются Турция и Азербайджан?

После окончания Второй Карабахской войны на Южном Кавказе изменилась расстановка сил в пользу Турции. Возвращение Азербайджаном силовым путем большей части территории Нагорного Карабаха и прилегающих регионов открыло перед Турцией возможность максимально эффективно использовать Зангезурский коридор – транспортный путь вдоль армяно-иранской границы, который свяжет Азербайджан с его эксклавом Нахичеванской областью и Турцией. Зангезурский коридор проходит через армянскую Сюникскую область, граничащую с Ираном и Азербайджаном.

Зангезурский коридор позволит доставлять грузы в Европу из Китая и стран Центральной Азии через Азербайджан и Турцию без использования территории Грузии и ее морских портов Поти, Батуми. От реализации проекта выигрывает главным образом Турция. Президент Турции Реджеп Эрдоган пересмотрел геополитическую стратегию для своей страны. Он стремится усилить политическое влияние и экономическое присутствие Турции в государствах, которые некогда входили в Османскую империю или же имеют похожие культурные и языковые особенности.

Тюркоязычными являются азербайджанцы, с которыми турки выстраивают отношения по принципу «один народ, два государства», и Туркменистан, Казахстан, Узбекистан, Киргизия. По мнению эксперта «Центра исследований кризисов и политики в Анкаре» Мехмуда Уль Хассана, Зангезурский коридор играет стратегическое значение для Турции, так как позволит увеличить товарооборот со странами Центральной Азии и Китая и поможет связать транспортной артерией тюркоязычные государства с совокупным ВВП в 1,1 трлн долларов. В перспективе тюркоязычные страны могли бы оформить интеграционное образование и военный союз во главе с Турцией.

Дополняет пантюркистский проект Эрдогана межрегиональный треугольник Турции, Азербайджана и Пакистана. Азербайджан и Турция поддерживают Пакистан в территориальном споре с Индией вокруг штата Джамму и Кашмир, а Пакистан поддержал Азербайджан в конфликте с Арменией за Нагорный Карабах. По неофициальной информации, исламские экстремисты из Пакистана принимали участие в конфликте на стороне Азербайджана. Турцию и Пакистан объединяют сложные отношения с США, а также активное военно-техническое сотрудничество. В последние годы Турция стала вторым после Китая поставщиком вооружений в Пакистан, альтернативным поставщиком штурмовых вертолетов и военных кораблей. До этого пакистанские военные и моряки полагались на оборудование американского производства.

В чем заинтересованы Индия и Иран?

Ирану и Индии невыгодно изменение баланса сил на Южном Кавказе, в результате которого ослабло влияние Армении. Ирановед Жанна Варданян считает, что Индия и Иран рассматривают Армению в качестве маршрута для доставки грузов по маршрутам «Север-Юг», «Персидский залив – Черное море». Во всяком случае, Иран поставляет свою продукцию в Европу транзитом через Армению и черноморские порты Грузии.

Транспортный коридор «Север-Юг» проходит через территорию Ирана и его глубоководный порт Чабахар с выходом в Индийский океан. Нью-Дели инвестирует миллионы долларов в развитие порта, который открывает для Индии возможности поставлять свою продукцию в страны Персидского залива, Центральной Азии, Европы и СНГ, минуя территорию Китая и Пакистана. Благодаря коридору «Север-Юг» индусы могут сэкономить 20% на перевозке грузов в страны СНГ.

Зангезурский коридор заточен под доставку грузов из Китая – основного геополитического соперника и торгового конкурента Индии. Хоть Иран экспортирует львиную долю нефти в Китай, для него перспективнее работать с Индией в сфере транзита грузов. В Иране существуют опасения относительно оккупации Турцией и Азербайджаном приграничных районов Армении, что может поставить крест на использовании последней в качестве маршрута для транзита грузов.

Иран опасается, что последствием усиления Турции и Азербайджана на Южном Кавказе станет рост сепаратистских настроений среди иранских азербайджанцев. В граничащей с Азербайджаном провинции Иранский Азербайджан проживает до 30 млн этнических азербайджанцев. К тому же иранцев смущает тесное военно-техническое сотрудничество Азербайджана и Израиля – основного соперника исламской республики на Ближнем Востоке.

В силу общности интересов на Южном Кавказе Индия и Иран объединили усилия. Военные учения Ирана возле границ Азербайджана были нацелены на сдерживание его экспансии в Армении. Индия активизировалась на дипломатическом треке. Впервые министр иностранных дел Индии Субраманьям Джайшанкар посетил Ереван 12-13 октября. Тегеран и Нью-Дели напоминают Анкаре и Баку о своих интересах на Южном Кавказе.

Ирановед Жанна Варданян допускает формирование на Южном Кавказе новой оси «Армения — Иран — Индия» в противовес турецко-азербайджано-пакистанскому трио. Военный эксперт Александр Михайловский допускает сценарий размещения Ираном военной группировки в Сюникской области, чтобы предотвратить ее захват Турцией и Азербайджаном.

Другого мнения придерживается политический эксперт Станислав Тарасов. Он полагает, что целью Ирана является создать передовую оборону у границ Азербайджана для сдерживания его экспансии в Армении.

Какая позиция у глобальных игроков?

По итогам Второй Карабахской войны Россия усилила свое военное присутствие на Южном Кавказе. Помимо наличия военных группировок на территории Армении и в контролируемых пророссийскими сепаратистами грузинских регионах Абхазии и Южной Осетии, две тысячи российских военных были размещены на освобожденных Азербайджаном территориях под предлогом миротворческой миссии. В Москве заинтересованы сохранить Южный Кавказ в орбите своего влияния и «выдавить» США и ЕС из региона. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров считает оптимальной моделью регионального сотрудничества формат 3+3 при участии России, Грузии, Армении, Азербайджана, Турции и Ирана. С помощью этого форума россияне хотят сгладить острые углы в отношениях Азербайджана и Ирана, усилить свое влияние в Грузии.

Вряд ли россияне смогут форсировать противоречия между Турцией, Азербайджаном, Ираном и Индией, за которыми стоят экономические интересы. Россия не может выбрать чью-либо сторону, поскольку ей невыгодно портить отношения ни с Азербайджаном, который закупает российские вооружения, ни с Ираном, что также видит в РФ перспективного поставщика вооружений и является противовесом американско-израильскому тандему на Ближнем и Среднем Востоке, ни с Индией, которая в последние годы идет на сближение с США. Россия является конкурентом для Турции на Южном Кавказе.

Изменение баланса сил на Южном Кавказе в пользу Турции и Азербайджана выгодно Китаю, который заинтересован в новых удобных маршрутах доставки грузов в Европу, а также конкурирует с Индией за экспортные рынки стран Ближнего Востока и Центральной Азии. В частности, Зангезурский коридор может использоваться в рамках проектов Китайской инициативы «Один пояс, один путь», с помощью которой Поднебесная стремиться усилить свое влияние в мире. Одним из них является «Китайско-пакистанский экономический коридор». Пакистанский глубоководный порт Гвадар, который с 2013 года обслуживают китайские фирмы, является воротами КНР в Индийский океан и обеспечивает возможность доступа на рынки сбыта ближневосточных стран.

Несмотря на то, что Иран является оппонентом США на Ближнем и Среднем Востоке, администрации президента Джо Байдена предпочтительнее реализации его совместных проектов на Южном Кавказе с Индией. Дело в том, что в Белом доме воспринимают Китай как основного конкурента и делают ставку на укреплении отношений с Индией, видят в ней противовес китайско-пакистанскому тандему в Южной Азии. В апреле 2021 года Байден назвал геноцидом проводимые властями Османской империи репрессии против армян в 1915 году, что можно воспринимать как определенный сигнал поддержки Армении в противостоянии с Турцией и Азербайджаном.

Байден и Эрдоган не сумели достигнуть взаимопонимания по проблемным вопросам, включая закупку Турцией российских противоракетных комплексов С-400, претензии на нефтегазовые месторождения на шельфе Кипра и самовольное изменение морских границ в Средиземном море. Продвигая выгодный Китаю транспортный маршрут через Зангезурский коридор, Эрдоган в очередной раз демонстрирует самостоятельность Турции от мнения хозяина Овального кабинета.

comments.ua









Adblock
detector