«Боги не сделают для тебя того, что ты можешь сделать для себя сам»

02.08.2020   12:43    230


Фото: Фейсбук Инги Яновской

Ин­га Янов­ская, пре­по­да­ва­тель­ни­ца древ­ней пра­к­ти­ки ци­гун и це­ли­те­льница, считает: жизнь да­на, что­бы про­жить ее без бо­ли, ис­крен­не ра­ду­ясь ка­ж­до­му дню. На­у­чить­ся это­му мо­ж­но при по­мо­щи спе­ци­аль­ных энер­ге­ти­че­с­ких уп­ра­ж­не­ний. Че­ло­век, вби­рая в себя энер­гию зе­м­ли и не­ба, на­сы­ща­ет свою нер­в­ную си­с­те­му, вну­т­рен­ние ор­га­ны и ду­шу но­вы­ми си­ла­ми.

Источник: zen.yandex.ru

Пра­к­ти­ка ци­гун ус­ва­и­ва­ет­ся толь­ко от учи­те­ля к уче­ни­ку: с де­мон­ст­ра­ци­ей по­зи­ции и ис­по­л­не­ния пе­ре­да­ет­ся дви­же­ние энер­гии, и уче­ник ее чув­ст­ву­ет. Ко­г­да из этой тех­ни­ки де­ла­ют что-то вро­де за­ряд­ки, по­в­то­ряя уп­ра­ж­не­ния по ютюбу или пы­та­ясь на­у­чить­ся по кни­ге, по­лу­ча­ет­ся при­мер­но то же, что слу­чи­лось со ста­ри­ком Хот­та­бы­чем. По­м­ни­те, он сде­лал те­ле­фон из цель­но­го ку­с­ка на­ту­раль­но­го дра­го­цен­но­го кам­ня? Бы­ло очень кра­си­во и до­ро­го, но со­в­сем не зво­ни­ло!

«Ки­тай­ская йо­га» для бе­лых

Ча­с­то ци­гун на­зы­ва­ют «ки­тай­ской йо­гой», но есть ко­рен­ное от­ли­чие ме­ж­ду ци­гун и йо­гой. В Ин­дии ис­по­кон ве­ков су­ще­ст­ву­ет ка­с­то­вое об­ще­ст­во: ни­кто не мо­жет пе­ре­сту­пить гра­ни­цу сво­ей ка­с­ты. По­э­то­му ка­кие-то уп­ра­ж­не­ния бы­ли до­с­туп­ны од­ной ка­с­те и не­до­с­туп­ны — дру­гой. Уп­ра­ж­не­ния для брах­ма­нов (вы­с­ше­го ду­хо­вен­ст­ва) не де­ла­ли во­и­ны, а «уп­ра­ж­не­ния си­лы» для кша­т­ри­ев (во­и­нов) не пра­к­ти­ко­ва­ли брах­ма­ны, — в ре­зуль­та­те, не­смо­т­ря на то, что вы­с­шие зна­ния хра­ни­лись у брах­ма­нов, им­пе­ра­то­ра­ми бы­ли в ос­нов­ном кша­т­ри.

Для ев­ро­пей­ца эта про­пасть еще глуб­же и обу­сло­в­ле­на са­мим ро­ж­де­ни­ем. Од­на­ж­ды я ска­за­ла ин­ду­су-свя­щен­но­слу­жи­те­лю, что знаю лю­дей, ко­то­рые хо­те­ли бы по­лу­чить зна­ния о йо­ге в по­л­ной ме­ре. «О! Для это­го на­до уме­реть, а по­том ро­дить­ся ин­ду­сом!» — от­ве­тил тот. Не-ин­ду­сам они не да­ют­ся; по­лу­ча­ет­ся тот же «те­ле­фон Хот­та­бы­ча» — внеш­няя фор­ма без ре­аль­но­го вну­т­рен­не­го на­по­л­не­ния.

Для ов­ла­де­ния ци­гун не ну­ж­но ро­ж­дать­ся в чу­жой стpане, ста­но­вить­ся ве­ге­та­ри­ан­цем и ме­нять об­раз жиз­ни — на­до про­с­то на­чать за­ни­мать­ся. Мо­ж­но пpодолжать пить и ку­рить, ес­ли здо­ро­вье это тер­пит. Но что ин­те­ре­с­но: за­ни­ма­ясь ци­гун, мно­гие бро­са­ют вред­ные при­вы­ч­ки — те­ло вдруг от­ка­зы­ва­ет­ся се­бя от­ра­в­лять! У ко­го-то нор­ма­ли­зу­ет­ся вес — в ту или иную сто­ро­ну. Че­ло­век пе­ре­ста­ет «гру­зить» ок­ру­жа­ю­щих сво­и­ми про­б­ле­ма­ми, но не за счет то­го, что замк­нул­ся в се­бе, а по­то­му, что от них из­ба­вил­ся. Жен­щи­ны ста­но­вят­ся мо­ло­же, кра­си­вее, спо­кой­нее и ве­се­лее, со­з­да­вая из се­бя «объ­ект», ку­да бо­лее до­с­той­ный люб­ви.

Ци­гун нель­зя на­звать ни на­у­кой, ни ис­кус­ст­вом, ни спор­том, но все это в нем есть. Ме­ди­цин­ский ци­гун — ско­рее на­у­ка, а ци­гун «лег­кий» — на­сто­я­щее ис­кус­ст­во: ма­с­те­ра «лег­ко­го» ци­гун за­про­с­то хо­дят по бу­ма­ж­ной лен­те, на­тя­ну­той ме­ж­ду дву­мя опо­ра­ми, не раз­ры­вая ее, или по сы­рым яй­цам, не по­вре­ж­дая их.

Это интересно:  Новая жизнь старых и неудачных татуировок

Шко­ла ди­на­ми­че­с­ко­го, же­ст­ко­го ци­гун вклю­ча­ет в се­бя ак­тив­ные уп­ра­ж­не­ния, ко­то­рые ино­гда оши­бо­ч­но при­ни­ма­ют за бо­е­вые ис­кус­ст­ва. На са­мом де­ле бор­цы кун­фу обу­ча­ют­ся ме­то­дам ци­гун, что­бы при­дать сво­ему те­лу осо­бые спо­соб­но­сти. Они раз­би­ва­ют ка­мен­ные пли­ты и тол­стые пал­ки, ло­жат­ся на ост­рые ме­чи, но ос­та­ют­ся не­вре­ди­мы­ми, по­то­му что уме­ют вы­ра­ба­ты­вать мощ­ную энер­ге­ти­че­с­кую за­щи­ту. Ес­ли про­сле­дить в за­ме­д­лен­ной съем­ке, вид­но, что пал­ка раз­ле­та­ет­ся в воз­ду­хе, не до­хо­дя до те­ла — т. е. эта энер­гия не про­с­то скон­цен­т­ри­ро­ва­на, а но­сит оп­ре­де­лен­ный ха­ра­к­тер.

Соб­ст­вен­но, я так и при­шла в ци­гун: за­ни­ма­лась ша­о­линь­ским кун­фу, наш ма­с­тер Ва­ле­рий Ли (не ус­таю бла­го­да­рить судь­бу за ве­зе­ние: я по­па­ла к за­ме­ча­тель­но­му тре­не­ру!) да­вал нам уп­ра­ж­не­ния из ци­гун, и в кон­це кон­цов я на­столь­ко им ув­ле­к­лась, что кун­фу ос­та­лось за бор­том. Тем бо­лее, что класс­но­го бой­ца из ме­ня все рав­но не вы­шло бы: я не мо­гу бить че­ло­ве­ка. Ва­ле­рий Ли при­гла­шал ма­с­те­ров, сво­их со­оте­че­ст­вен­ни­ков — ки­тай­ских мо­на­хов, ко­то­рые не го­во­ри­ли по-рус­ски, а я не по­ни­ма­ла по-ки­тай­ски, по­э­то­му учи­ли ме­ня пря­мым спо­со­бом: «де­лай, как я». Я на­блю­да­ла за дей­ст­ви­я­ми на­став­ни­ка и вос­при­ни­ма­ла на уров­не энер­гии то, что он ви­дит. Мне не ну­ж­но бы­ло го­во­рить: «Пред­ставь се­бе, что ты — жу­равль или де­ре­во!» Ес­ли он пред­ста­в­лял се­бе мо­ре, я то­же ви­де­ла мо­ре. Без язы­ка это мо­ж­но объ­я­с­нить толь­ко те­ле­па­ти­че­с­ки, а с язы­ком — ка­ж­до­му.

Мно­го лет спу­с­тя я убе­ди­лась: не­за­ви­си­мо от то­го, ве­рит че­ло­век или не ве­рит в му­д­рость древ­не­го Ки­тая, он мо­жет прий­ти на за­ня­тия — про­с­то по­то­му, что уже ве­з­де был и ни­ч­то ему не по­мог­ло — и на­у­чить­ся уп­ра­в­лять со­бой. Уп­ра­в­лять так, что­бы от­ны­не жить без бо­ли и осоз­на­ния соб­ст­вен­ной бес­по­мощ­но­сти. А то­г­да я слов­но про­сну­лась от до­гад­ки: «Мы, лю­ди, и не по­до­з­ре­ва­ем, на­сколь­ко без­гра­ни­ч­на на­ша спо­соб­ность упpавления энер­ги­ей ок­ру­жа­ю­ще­го ми­ра! Но имен­но бла­го­да­ря ей мы мо­жем стать мо­гу­чи­ми и ве­ли­ки­ми».

Теперь круг лю­дей, мо­их учи­те­лей, с ко­то­ры­ми я мо­гу об­щать­ся на рас­сто­я­нии, очень ве­лик. Я мо­гу раз­го­ва­ри­вать с ни­ми в лю­бой то­ч­ке ми­ра — не­за­ви­си­мо от то­го, где на­хо­жусь са­ма. При­чем об­щать­ся да­же то­г­да, ко­г­да они не уча­ст­ву­ют в про­цес­се, не бес­по­коя их: вый­ти в ин­фор­ма­ци­он­ное по­ле и по­лу­чить от­ве­ты на во­п­ро­сы. Или ос­та­вить для них со­об­ще­ние, что­бы они его «про­чи­та­ли», ко­г­да это бу­дет им удоб­но.

Это интересно:  "Я приручила медитативный камень и чуть не улетела с ним в иной мир"

Ко­г­да-то им­пе­ра­тор­ские се­мьи в Ки­тае бы­ли по­ли­гам­ны­ми. Слу­ча­лось, и не так уж ред­ко, что у пер­вых, вто­рых и треть­их жен пра­ви­те­ля ро­ж­да­лись не маль­чи­ки, а де­во­ч­ки — или же маль­чи­ки по­ги­ба­ли, и то­г­да ка­кой-ни­будь ку­хар­кин сын не­ожи­дан­но ока­зы­вал­ся во гла­ве спи­ска пре­тен­ден­тов на трон — а он был не го­тов! Так бы­ли раз­ра­бо­та­ны ме­то­ды ак­тив­ной под­го­тов­ки, очень бы­ст­ро­го раз­ви­тия те­ла и ду­ха. Эти­ми же ме­то­да­ми обу­ча­ли мо­на­хов — про­стых де­ре­вен­ских пар­ней, ко­то­рые при­хо­ди­ли в мо­на­стырь и дол­ж­ны бы­ли уметь за­щи­щать его; обу­ча­ли их и ме­ди­ци­не. Ни­кто не спра­ши­вал у по­слуш­ни­ков о про­ис­хо­ж­де­нии, ведь че­ло­век мо­жет стать кем угод­но. И эта воз­мо­ж­ность — стать кем угод­но, не­за­ви­си­мо от то­го, кем ты был вче­ра — од­но из глав­ных пре­и­му­ществ ци­гун.

Впро­чем, я го­во­рю здесь не столь­ко про ци­гун в це­лом, сколь­ко про од­ну из школ, ко­то­рую пре­по­даю — чжунь-юань. «Чжунь» зна­чит вну­т­рен­ний, «юань» — из­на­чаль­ный: «вну­т­рен­ний путь воз­вра­ще­ния к соб­ст­вен­ной из­на­чаль­но­сти, к иде­аль­но­му я». Ес­ли по­ко­пать­ся в се­бе, то в глу­би­не ду­ши ка­ж­дый из нас хра­нит не­кий иде­ал. Мы по­м­ним се­бя — то­го мла­ден­ца, из ко­то­ро­го дол­жен был вы­рас­ти со­вер­шен­ный взро­с­лый, но в ре­зуль­та­те ка­ких-то ком­п­ле­к­сов, из­дер­жек вос­пи­та­ния, тран­с­фо­ри­ро­вал­ся вот в это­го че­ло­ве­ка с се­го­д­няш­ни­ми про­б­ле­ма­ми. На са­мом де­ле ни­кто не хо­чет быть по­хо­жим на со­се­да, а меч­та­ет вос­ста­но­вить тот, иде­аль­ный ва­ри­ант.

Ко­г­да Сер­гей Де­ми­дов впер­вые по­ка­зал мне уп­ра­ж­не­ния из этой шко­лы, я не мог­ла скрыть вос­хи­ще­ния: «Как это за­ме­ча­тель­но! Как бы­ст­ро и лег­ко пе­ре­да­ет­ся!» Для мо­их па­ци­ен­тов, мно­гих из ко­то­рых я вы­ве­ла из кри­зи­са и ко­то­рым ну­ж­но бы­ло как-то жить даль­ше, с са­ми­ми со­бой, этот ме­тод ка­зал­ся са­мым под­хо­дя­щим. Ведь им на­до бы­ло по­мочь «вче­ра» — у всех этих лю­дей не бы­ло этих не­сколь­ких лет на изу­че­ние, как у ме­ня. Они хо­те­ли ре­зуль­та­та и как мо­ж­но ско­рее! Впе­чат­ле­ние бы­ло на­столь­ко силь­ным, что я по­шла учить­ся к Сер­гею. А че­рез год уже бы­ла в Ки­тае, в Ша­о­ли­не.

Это интересно:  Новая жизнь старых и неудачных татуировок

Наш учи­тель — про­фес­сор Сюи Мин­тан, по­то­мок прин­ца Ким­на­ры из ро­да Сюи, яв­ля­ет­ся на­след­ни­ком ста­рой и до по­с­лед­них лет за­кры­той шко­лы ша­о­линь­ских мо­на­хов. У нас есть фо­то­гра­фия Учи­те­ля на фо­не трех ста­туй его пра­де­душ­ки. Так вот этот слав­ный принц и во­ин, ко­то­рый поз­же был при­знан ве­ли­ким це­ли­те­лем и учи­те­лем, по­с­ле смер­ти стал «ху-фа» — в пе­ре­ло­же­нии на хри­сти­ан­скую тра­ди­цию, ан­ге­лом-хра­ни­те­лем. Он про­дол­жа­ет ох­ра­нять мо­на­стырь. Уже не­сколь­ко лет Сюи Мин­тан со­би­ра­ет груп­пы но­ви­ч­ков из раз­ных кон­цов све­та и при­во­зит сю­да; с ни­ми за­ни­ма­ют­ся луч­шие на­став­ни­ки, при­чем не с «про­дви­ну­ты­ми» и це­ли­те­ля­ми, как это пра­к­ти­ко­ва­лось рань­ше, а с «чай­ни­ка­ми»! За­ни­ма­ют­ся по­то­му, что по­мощ­ник на­сто­я­те­ля мо­на­сты­ря — уче­ник Сюи Мин­та­на, как и дру­гие ма­с­те­ра, а уче­ни­ки од­но­го учи­те­ля счи­та­ют­ся брать­я­ми. В прин­ци­пе, нас не дол­ж­ны бы учить: ма­с­тер вось­мо­го уров­ня мо­жет учить то­го, кто на­хо­дит­ся на седь­мом, но не на пер­вом. Я о та­ком не мог­ла и меч­тать — что­бы лю­бой, про­шед­ший на­чаль­ную сту­пень обу­че­ния, мог при­е­хать сю­да и за­ни­мать­ся у ма­с­те­ров вы­со­чай­ше­го уров­ня, ко­то­рые обу­ча­ют чем­пи­о­нов! Но до нас снис­хо­дят. В те­че­ние пя­ти лет мы ез­дим за­ни­мать­ся в Ша­о­линь.

Те­перь пред­ставь­те се­бе, что ис­пы­ты­ва­ют эти са­мые «чай­ни­ки», ко­то­рые впер­вые очу­ти­лись в этом чи­с­том, раз­ре­жен­ном воз­ду­хе — сре­ди гор и уди­ви­тель­ных буд­дий­ских мо­на­хов. И ко­то­рые на­блю­да­ют пpостых ки­тай­цев, за­ни­ма­ю­щих­ся ци­гун пpямо на ули­це. А ка­кие там за­ме­ча­тель­ные, «силь­ные» ме­с­та!

Зна­е­те, как рас­тет кро­ко­дил в ван­не? Ни­как не рас­тет! Ему, что­бы рас­ти, ну­ж­на боль­шая ре­ка, а жи­вя в ван­не, он со­от­вет­ст­ву­ет ее раз­ме­ру. Мы, го­ро­жа­не — те же кро­ко­ди­лы в ван­не: мы уп­лот­ня­ем­ся, что­бы на­ше по­ле не за­де­ва­ли в те­с­но­те; съе­жи­ва­ем­ся, что­бы про­хо­жие не про­хо­ди­ли «сквозь нас». А там ты ме­ди­ти­ру­ешь на вер­ши­не го­ры, под ка­ким-ни­будь де­ре­вом, ко­то­ро­му пол­то­ры ты­ся­чи лет, а то и все три — ты рас­пря­м­ля­ешь­ся, как су­хо­фрукт в во­де! И на­чи­на­ешь осоз­на­вать свои ре­аль­ные раз­ме­ры и воз­мо­ж­но­сти.

Кста­ти, в ту пер­вую по­езд­ку я на 14 ки­ло­грам­мов по­ху­де­ла и боль­ше не на­бра­ла. Прав­да, ре­жим там от­нюдь не ку­рорт­ный: в 4.30 подъ­ем, в 1.00 от­бой. Не­пре­рыв­ные за­ня­тия — все вре­мя! Но вы­дер­жи­ва­ют все; все хо­ро­ше­ют-мо­ло­де­ют! За счет уп­ра­ж­не­ний ци­гун по­л­но­стью ком­пен­си­ру­ет­ся по­треб­ность в до­по­л­ни­тель­ном от­ды­хе. Ты об­но­в­ля­ешь­ся и чув­ст­ву­ешь се­бя дру­гим.










загрузка...










Adblock
detector