Авантюрная жизнь Мая Богачихина, немножко мага и целителя

25.09.2020   08:31    248


Источник фото: ganga.ru

Май Богачихин — один из самых известных китаеведов России, немножко маг и целитель, специалист в области тончайших духовных практик, чья жизнь похожа на авантюрный роман. Он стоял у истоков российской парапсихологической науки. Он принес (еще в СССР!) ушу, цигун, отрыл для нас космоэнергетику. Ему уже за 90, а он продолжает вести семинары, выступать с лекциями и путешествовать по миру.

Источник: zen.yandex.ru

Как я стал китаеведом

Родился я в Москве. Мама у меня еврейка, папа — русский. От мамы у меня умение выживать и острый язык, от папы — открытость характера. Отец мой погиб на войне.

После школы я окончил техникум, год проработал по распределению на Украине, под Винницей, оттуда меня и в армию забрали. 1949 год, конец ноября, Гороховецкие казармы под Горьким. Пронизывающий ветер, снег и мороз. Идут осенние учения. После очередных стрельбищ я, окоченевший и уставший, тащу в казармы ручной пулемет. Только разобрал его, чтобы почистить — меня вызывают в каптерку. За столом сидит незнакомый офицер и спрашивает:

— Хочешь поступить в военное училище?

— Хочу! — твердо говорю я и делаю шаг вперед, так как точно знаю: пока буду поступать, учения закончатся, и мне больше не придется таскать по морозу осточертевший пулемет.

— Ты бы хоть спросил куда, — укоризненным тоном заметил офицер. — В школу военных переводчиков с восточных языков тебя направим.

И я поехал. Оказалось, что Канское училище находится за Красноярском. Я поступил. Преподавали нам японский, китайский и корейский языки. Я выбрал основным китайский и вместе с ним — свою дальнейшую судьбу.

В Канском военном училище курс японского языка нам преподавал Борис Стругацкий. Он во время хрущевского сокращения армии демобилизовался и стал вместе с братом писать потрясающие книги. В них от Бориса — вся глубина японской философии. И мудрость другого мира: Борис и его брат — люди, посвященные от рождения и черпающие знания в Космосе. Таким и учиться не надо — они все уже знают и потому пишут: «Человек — это промежуточная ступень между неандертальцем и магом».

Ах, какие были девушки в наше время! Носили платья из шелков, креп- жоржета. Прижмешь ее к себе — она вся шуршит шелками, сквозь тонкое платье чувствуешь тело — Женщина! Теперь она — в джинсах. Прижмешь ее к себе и умом понимаешь — женщина, а чувствуешь — парень. Голоса и смех у женщин были высокие и нежные. А теперь — низкие, резкие, даже у некурящих, а как засмеются — вздрогнешь.

Это интересно:  Исследуем Instagram: почему важно красиво оформить свой профиль

В Китай по обмену

Отучился я в школе переводчиков четыре с половиной года. А потом нас демобилизовали. Я вернулся в Москву и поступил в институт Менделеева на химический факультет. На нашем курсе стали отбирать студентов для обучения по обмену в Пекинском университете. И мне захотелось туда поехать так сильно, что аж сердце защемило, ведь столько лет языку учился, с китайскими студентами дружил – кому, как не мне!.. Принцип отбора я не знал. Отправился в деканат. И вижу — в кабинете возле нашего замдекана стоит девушка и плачет: «Не могу поехать в Китай — родителей в Москве нет, до отъезда посоветоваться с ними не успею, язык не знаю!»

Замдекана ее уговаривает:

— Никто китайского не знает!

Я влезаю в разговор:

— Я китайский хорошо знаю!

Замдекана на меня смотрит скептически — я был всегда худой, с горящими глазами и вздыбленными волосами и выглядел моложе своих лет.

— Нам люди постарше нужны!

— Я и есть постарше: после армии и после военного училища восточных языков!

— Нам желательно, чтобы у человека был какой-то рабочий опыт! — это он мой интеллигентный вид оценил и решил к нему придраться.

Это интересно:  Собрались в поход? Не забудьте правильно выбрать палатку!

— Я и техническое училище окончил, и даже год на заводе на Украине отработал! Все в личном деле написано!

— И нам прямо сейчас требуется рекомендация от комитета комсомола.

— Звоните его председателю — он меня рекомендует! — я знал, что председатель комитета студентка Грудинина, которой я с курсовыми помогал, будет за меня. Так и вышло.

Тут замдекана сдался, и я поехал в Китай. А та девушка, которую долго уговаривали, была и без опыта работы, и моложе меня, и языка не знала. Но, как я теперь понимаю, отправляли в Китай студентов не по достоинствам, а по знакомству, так как выехать хоть куда-то за рубеж было огромной удачей.

«Гусей печальных караван тянулся к югу»

У нас гусь — это просто тучная птица. И чтобы она произвела какое-то иное впечатление, нужно окружить ее разными словами и создать новый образ, как у Пушкина — про «печальный караван». У китайцев каждое слово — уже готовый образ. Гусь для них — всегда грусть, боль разлуки и расставания с любимым. И если в китайском стихотворении девушка сидит на берегу пруда и видит плывущего гуся, все понимают, что она грустна и тоскует по любимому, и вовсе не думает, как бы ей птица на жаркое пригодилась. Поэтому очень сложно переводить китайскую поэзию и вообще переводить с китайского на другие языки, если не знать культуру страны, не жить в ней и не окунуться в ее быт.

Некоторые простые детали быта раскрывали для меня характер народа больше, чем многотомные сочинения. В Тяньцзине готовили в жару сюэхуало — снежные цветы: наскребут острой ложкой ледяную стружку, польют сахарным сиропом и подают. Поражают элегантная незамысловатость, практичность и парадоксальность блюда — сладкий лед, который освежает лучше мороженого и не дает лишних калорий. Или старики, грациозно исполняющие движения ушу в пекинском парке. В 1953 году они меня поразили. А через пятьдесят лет я к ним присоединился — в том же парке возле Императорского дворца.

Это интересно:  Вакуумные пакеты для вещей и продуктов: стоит оно того или нет?

В молодости я провел в Китае три года. Нельзя сказать, что я его полюбил — не любят же свою ногу или руку. Он стал частью меня.

В Китае говорят: «Если ты увидел Ханджоу и Суджоу, то можешь умирать — в мире нет ничего более прекрасного». Вблизи любимого мною Ханджоу на берегу сказочного озера Сиху выращивают знаменитый зеленый чай лу цзинь — «Дракон, живущий в колодце». По преданиям, чайные кусты поливали водой из колодца, в котором жил радужный дракон, присылающий людям плодородные дожди.

Зина и я

Мне было уже за тридцать, когда я решил жениться. Работал в химическом научно-исследовательском институте, изучал пьезокристаллы. Все друзья женаты, а я — нет. Несолидно. Встречался со множеством девушек — ни с одной в загс идти не хотелось. Увидел на вечеринке у приятеля Зину: темноволосая, улыбчивая, вроде ничего особенного, были и покрасивее, а зацепила меня крепко. И не пойму чем. Пригласил ее на свидание и узнал, что она учится на факультете китаеведения и занимается переводами с китайского языка. Точно — мое!

Ее родители часто приглашали меня на дачу. И так блюли честь дочки, что укладывались спать вместе с нами в одной комнате. Темной ночью, когда они сладко похрапывали, я тихо переползал в кровать к Зине, и там все происходило плавно-плавно, медленно-медленно, чтобы пружины не скрипнули. В результате Зина забеременела, я на ней женился, и у нас родился сын Михаил. Началась моя семейная жизнь.












загрузка...










Adblock
detector