Артур Ванецян: «Деятельность условного «Сороса» привела Армению к поражению в войне»

17.06.2021   15:20    582

Лидер армянского оппозиционного блока рассказал, какие выводы Украина может сделать из итогов войны в Карабахе и что общего у Пашиняна и Зеленского

В это воскресенье, 20 июня, в Армении состоятся внеочередные парламентские выборы.


Премьер-министр Никол Пашинян объявил их через пять месяцев после проигранной войны в Карабахе и разразившегося вслед за этим политического кризиса. Он будет кандидатом на пост главы правительства от партии «Гражданский договор».


По прогнозам, результат для партии Пашиняна будет значительно хуже, чем на выборах 2018 год. В то же время определённый уровень поддержки в обществе у него имеется. А потому его задача — занять на выборах первое место и, таким образом, вновь получить возможность сформировать правительство в коалиции с партиями-саттелитами и стать главой правительства. А заодно — и подтвердить свою легитимность после проигранной войны.

Среди оппонентов Пашиняна — 41-летний экс-глава Службы национальной безопасности Армении Артур Ванецян, возглавляющий
партию «Отечество», а в настоящее время выступающий первым номером в списке блока «Честь имею», созданного совместно с Республиканской партией (партия экс-президента Сержа Саргсяна).

«Страна» пообщалась с Ванецяном о предвыборной ситуации в Армении, конфликте в Карабахе, уроках той войны для Украины, перспективах оппозиции и правящей нынче партии и узнали, насколько правдивы сравнения Пашиняна с Зеленским.

— Пашинян пришел на волне стремления армян к переменам. Если брать ситуацию до войны, то какие перемены в Армении произошли? В плане коррупции, уровня жизни, экономического развития?

— Пашинян действительно пришел к власти на волне ожиданий перемен к лучшему, на обещаниях о справедливости. Но следует различать популистские заявления о переменах и перемены в реальной жизни. Благими намерениями устлана дорога в ад. У нас, к сожалению, похоже именно этот случай. Борьба с преступностью, с коррупцией захлебнулась в спекулятивных заявлениях. Более того, политическая коррупция в стране достигла невиданных масштабов, включая местничество, кумовство, необоснованные миллионные премии госслужащим, парламентариям в обмен на политическую лояльность. Назначение на высокие государственные должности по принципу персональной преданности и прочее — это можно перечислять долго.

Никто кроме ближнего круга власти жить лучше не стал. Рост цен, рост уровня безработицы, уровня бедности, крайней бедности, коллапс экономики, шантаж и давление на судебную власть, превращение правоохранительной системы в инструмент борьбы с инакомыслием, крайняя некомпетентность во всех сферах. Этот список тоже можно продолжить очень долго. Одновременно на лицо падение уровня демократии, повсеместное попирание прав человека, ущемление свободы слова, что координируется на самом высоком уровне, нападки на представителей медиа, ведущих медиа-менеджеров, полное попирание принципа разделения властей и сведение всего и вся к пропагандируемой Пашиняном формуле «Государство — это я». Эти и прочие явления, не имеющие ничего общего с чаяниями людей, вышедших на улицы в 2018 году, с требованиями лучшей жизни, большей справедливости, получили в обществе название «николизм». Это термин, образованный от имени Никол. Николизм, или, как его иначе называют в Армении после пандемии, «николавирус», — это своеобразная мутировавшая форма популизма, приведшая страну и общество к войне, упадку и разрухе.

Коротко — ни одно из обещаний Пашиняна выполнено не было, а граждане были обмануты. И подавляющее большинство это осознает.

— Почему, по вашему мнению, была проиграна война в Карабахе? В чем главные причины?

— Причин много. Дело в том, что Пашинян в течение двух-трех лет удалось не только расшатать государственные институты, но и развалить внешнюю политику Армении, испортить исключения со всеми без исключения партнерами. Мощнейший удар был нанесен субъектности Нагорного Карабаха — республике Арцах. На этом фоне, не имея какой-либо реалистичной стратегии в плане переговорного процесса и не имея видения и не сформировав представления о нем, Пашинян противоречивыми и несвязанными заявлениями превратил переговорный процесс в хаос. Что привело к разрушению всех прошлых наработок. Одновременно со стороны его политической силы шел целенаправленный процесс нападок на армию, на заслуженных генералов. Велась сумбурная кадровая политика в сфере обороны, смена приоритетов, замена планов закупок вооружений по непонятной логике. Все перечисленное происходило вместе с понижением уровня доверия и разрушением партнерских взаимоотношений во внешней политике и разложением государственных институтов внутри страны.

Это интересно:  Америка отступает: как СМИ критикуют Байдена из-за Северного потока-2

В этой ситуации Азербайджан, что называется, словил момент, когда Армения и Арцах оказались в положении, когда можно было развязать войну с надеждой на определенный успех. Думаю, не случайно, что сегодня, говоря об итогах войны в Карабахе, все чаще звучит формулировка «подготовленное поражение». Было это сделано по глупости или преднамеренно, покажет специальное расследование, которое безусловно будет инициировано поле смены власти. Причем поражение это продолжается по сей день.

Сама же война и поражение в ней стали результатами «организованной неорганизованности». Армейские подразделения, ты и мобилизация, все те процессы и процедуры, которые было необходимо провести в ситуации войны, должным образом проведены не были. Следствие, думаю, выявит причины этого и расставит все точки над «i» — было ли это преднамеренное действие или бездействие. Либо результат бездарности и некомпетентности.

Фактом является то, что война и потери в ней, — результат тотальной неорганизованности. Виновна и ответственна за это только действующая власть в лице Пашиняна.

— Какие выводы из войны в Карабахе вы бы посоветовали сделать Украине с учетом того, что у нас также есть незавершенный конфликт на Донбасе?

— Советовать не стану. Просто напомню известную истину. Любые переговоры гораздо более нужны, гораздо более осмысленны и ценны, чем отсутствие переговоров и, как следствие, — военные действия. И это не теоретические размышления, а крайне прагматичный подход. При этом очень важно, чтобы ни одной из сторон не казалось, что конфликт можно решить, уничтожив противника или обеспечив однозначную или одностороннюю полную и окончательную победу. Как правило, войны не способствуют решению конфликтов. Войны лишь приводят к трагедиям, боли, потерям, материальному урону. Но они не решают основную проблему — сам конфликт. Конфликт следует решать посредством переговоров и диалога. При этом желательно, чтобы в диалог вступали непосредственно стороны конфликта. Как свидетельствует история, прямой диалог — это самый продуктивный путь.

Практически любой конфликт может быть решен, если есть уважение к позициям сторон и поиск решения, которое одновременно превратит все стороны в победителей. При этом очень важно осознание того, что какое-либо геополитическое столкновение или эскалация не решат проблемы наших народов, нашего общества и наших граждан. В качестве приоритета должен быть сам человек, вне зависимости от того, по какую сторону границы он находится.

Могу пожелать только долгосрочного и справедливого мира всем и особенно дружественным странам, где есть люди, страдающие в результате конфликтов и где эти конфликты решены не окончательно.

— Пашиняна в Украине часто сравнивают с Зеленским. Насколько эти сравнения адекватные?

— Я лично и, тем более, близко не знаком с президентом Украины. И не хотел бы касаться этого вопроса с политической точки зрения и в ракурсе различных политологических теоретических или практических обоснований. Я обращусь к человеческому аспекту. Желаю народу Украины, чтобы не было поводов для каких-либо параллелей с Пашиняном, поскольку Пашиняна я знаю лично и очень хорошо. Возможно, в определенной степени был схож антураж, при котором Пашинян и Зеленский пришли к власти, поскольку оба пришли на волне определенных общественных ожиданий, недовольства прежней властью и поиска большей справедливости. Однако в настоящее время между ними нет точек соприкосновения для сравнения в качестве политических деятелей, поскольку в лице Пашиняна мы имеем дело с человеком, который предал национальные интересы Армении. И его просто не следует сравнивать с каким-либо другим политиком.

— Насколько большое влияние на ситуацию в Армении и на политику Пашиняна имеет Сорос?

Это интересно:  Приглашение на казнь. Непокоренная Украина будет сражаться за свою субъектность

— Сложно это оценить на текущий момент. В то же время мы понимаем, что обобщающее обозначение «Сорос» применяется в том числе и условно, имея в виду все те группы влияния в целом, которые в той или иной стране и обществе осуществляют деятельность с понятными в определенной степени целями и мишенями. Деятельность этих сетей на протяжении многих лет под легендой «гражданского активизма» деформировала общественное сознание и оказало серьезное влияние как на общественные настроения в Армении, так и на все те решения пашиняновского правительства, которые в итоге привели к развалу основ государства, социальной этики и национальных ценностей, и, как следствие, к поражению в войне. То есть имело место не просто ситуативное вмешательство, а на протяжении многих лет в Армении формировались сети, группы влияния и ожидания у граждан, которые привели к известному трагическому исходу.

Очевидно, что в 2018 году весомый пласт армянского общества, как выяснилось, был обманут. Не вникая, не понимая, не углубляясь, кого и за какие заслуги ведет к власти. Это также результат упомянутого воздействия. Воздействия, которое, повторюсь, оказывалось на протяжении многих лет. И органическая связь здесь очевидна. Она до сих пор есть.

— Вы возглавляли службу нацбезопасности Армении в первый год правления Пашиняна, а затем подали в отставку. Что вынудило вас покинуть должность и в чем были разногласия с Пашиняном?

— Во-первых, это было не первое мое заявление об отставке с поста директора Службы безопасности Армении. По понятным причинам тогда, в сентябре 2019 года, это был максимум того, что я мог сделать в попытке остановить дорвавшегося к власти популиста и его некомпетентную, подверженную всяческим влияниям команду.

В моем заявлении об отставке сказано: «Пусть моя отставка станет отрезвляющим шагом: «Остановись». Во всех остальных случаях победит долг перед Родиной. Мира и безопасности нашей стране».

Стихийные решения, неуверенность в действиях, неумение отличать первостепенное от второстепенного и прочие принципы политики Пашиняна не имеют ничего общего с честью и достоинством офицера.

Моему заявлению об отставке предшествовали сотни дней работы и разъяснений, однако Николь многого не слышал или не хотел слышать, не понимал или не хотел понимать. Со временем он стал больше врать, лукавить, договоренностей и этики не соблюдал, гонялся за заголовками, ситуативными решениями и разовым эффектом. Не задумываясь об отдельных последствиях для страны и народа. Если честно, еще в 2018 году я надеялся, что популиста Пашиняна можно направить в государственное и созидательное русло, но со временем стало очевидно, что этот человек не способен быть лидером страны, имеющей колоссальное количество проблем в экономике и сфере безопасности.

Бывали ли у меня особые мнения в результате доходившей информации? Да, бывали. Я периодически высказывал их Пашиняну, общались мы достаточно плотно и много, поскольку мы жили по соседству. Это его все чаще напрягало и как итог он получил мое заявление об отставке, однако выводов не сделал. Посему я, как и обещал в заявлении, продолжаю выполнять долг перед родиной, но уже в качестве лидера оппозиционной политической партии «Отечество».

— Как бы вы описали предвыборную ситуацию в Армении? Между кем будет идти основная борьба?

— В глобальной плоскости борьба идет между Пашиняном и его командой с сателлитами с одной стороны, а с другой — всеми теми силами, которые против воспроизведения нынешней власти. Для которых это принципиальный и реальный вопрос.

Это интересно:  Двойной рост: как украинский производитель паракордов покоряет ЕС и конкурирует с Китаем

На локальном уровне — это нынешняя власть и ее клиенты под общим руководством Пашиняна, а против них выступают несколько объединений, владеющих очевидным и ощутимым потенциалом и способных вести основную борьбу за победу. Среди них, естественно, силы, которые представляю я — это блок «Честь имею». Большим ресурсом влиянии и доверия обладает также блок «Армения», который возглавляет второй президент Армении Роберт Кочарян и поддерживающие его политические силы и политическая сила под руководством первого президента Левона Тер-Петросяна. Относясь с глубоким уважением ко всем остальным не сотрудничающим с Пашиняном силам, думаю, что  далее мы имеем дело с влиянием и возможностями по мере убывания.

— Каковы шансы Пашиняна остаться у власти и как вы оцениваете шансы своей политсилы?

— Три блока, которые я назвал, — это самые сильные игроки на арене и они будут иметь хорошие шансы. У Пашиняна, как я считаю, нет шансов остаться у власти. И это очевидно для всех. Уже даже для самого Пашиняна. Его отвергает подавляющее большинство общества. Мы осознаем, что Никол, лишённый чувства политической и моральной отвественности, тем не менее владеет определёнными административными и силовыми рычагами. Он уже угрожает главам общин, принуждает к определенным действиям служащих и силовиков, пытаясь всеми способами, не гнушаясь ничем, воспроизвести свою власть. Следовательно, наша задача сейчас состоит в том, чтобы защитить голоса граждан и их право на волеизъявление. Сам я работаю для обеспечения победы представляемой мной силы. Что касается блока Роберта Кочаряна, думаю, что они будут весомо представлены в парламенте.

— Какова роль Запада и России в этих выборах? На кого они делают ставки?

— Все мы прекрасно понимаем, что каждый из внешних акторов отдельно и дифференцированно имеет свои интересы, в соотвествии с которыми осуществляет определённые шаги. Одно могу сказать точно: ни одна уважающая себя сила не будет делать ставку на Пашиняна. Даже вне зависимости от собственных интересов. Решение сейчас принимает армянский народ, а остальной мир должен принять результаты этого решения.

— На что в целом повлияет исход выборов в Армении? Как он может изменить политику страны и отношения с соседями, а также как он повлияет на конфликт вокруг Карабаха?

— Выборы и их результаты повлияют на все без исключения, начиная от безопасности жизнедеятельности, заканчивая социально-экономической ситуацией и благосостоянием. С отстранением Пашиняна от власти в Армении будет восстановлена государственность и, в первую очередь, восстановлена общественное согласие. Что касается того, как изменится политика в отношении соседей и мира, то по итогам выборов в результате ухода нынешней власти Армения должна восстановить достоинство, восстановить имидж, остановить непрекращающиеся поражения. И в роли рационального и предсказуемого партнера стоит развивать взаимоотношения с внешним миром. При этом никогда больше не делать того, что делают эти власти, пытаясь получать дивиденды за счет столкновения интересов различных геополитических сил. Напротив, надо делать все возможное для построения собственной внешней политики и партнерства, основанного на взаимном доверии, на точках совпадения интересов силовых центров.

Относительно того, как исход выборов отразится на Карабахском конфликте, повторюсь: мы, во-первых, уберем этих бездарей, лгунов и капитулянтов, воспрянем духом, разогнем спину и через мирный процесс достигнем реального политического урегулирования карабахского вопроса и долгосрочного стабильного мира в регионе. Да, мы должны разогнуть спину, а для этого нужно работать, не покладая рук во всех сферах, где сейчас царит катастрофическая ситуация. Лишь в этом случае мы добьёмся ощутимых результатов на пути к благополучию Армении.

strana.ua








Adblock
detector